Ароматы с нотой туберозы, о которых вы могли не знать

Tubereuse Rosee, Au Pays de la Fleur d’Oranger

Антуан и Виржини Ру основали компанию Au Pays de la Fleur d’Oranger в 1998 году — для нишевой парфюмерии вечность назад, но по меркам Граса считай что вчера. Семья Ру — столп местной ароматной промышленности: дед Антуана был важным поставщиком нескольких парфюмерных фабрик, и одно из немногих померанцевых деревьев, переживших катастрофические заморозки 1956 года на юге Франции, все еще цветет в саду Ру. Отсюда и название компании — «В краю флердоранжа», и очевидный выбор парфюмерного сырья: делают из того, что по‑прежнему выращивают сами. Вся коллекция 2013 года строится вокруг запахов Граса — лаванды, бергамота, жасмина и инжира, а Tubereuse Rosee — отличное сочетание двух заглавных компонентов. Туберозу и розу нередко сводят в один аккорд, но не всегда стыковка этих больших цветочных кораблей проходит настолько безупречно: сложно различить, где заканчивается один и начинается второй.

Tubereuse Rosee, Au Pays de la Fleur d’Oranger

Tubereuse Indiana, Creed

Хороший «обезжиренный» аромат для тех, кто не любит сливочную ноту в составе туберозы. Самое начало композиции свежее, терпкое и зеленое, как корни — или, правильнее сказать, только что извлеченные из земли клубни (в переводе с латыни тубероза — «клубневая»), но неожиданный момент правды заканчивается быстро, как вступительные титры к фильму. Дальше — научная фантастика и садоводство будущего: тубероза, к которой умело привиты роза и жасмин.

Tubereuse Indiana, Creed

Paradis Lointains, Olibere

«Далекий рай» Бертрана Дюшофура реализует детские представления о рае как о секретном саде, разбитом где-то за облаками. Чтобы туда попасть, нужно пробраться сквозь завесу дождя и тумана — или, в случае Paradis Lointaines, сквозь холодные, почти грозовые ноты озона в начале композиции, вслед за которыми раскрывается фантастическая тубероза с жасмином и гарденией.

Paradis Lointains, Olibere

Tuberosa Angelica Cologne Intense, Jo Malone

Цветы на опушке леса: свежая белизна туберозы и жасмина составляет красивый контраст с древесно-амбровой тенью, пролегшей в глубине композиции.

Tuberosa Angelica Cologne Intense, Jo Malone

Mayotte, Guerlain

Если верить Guerlain, Mayotte не что иное, как переизданная Mahora 2000 года (помните рекламу с девушкой на фоне знаменитой красной скалы Улуру?). Официальную версию поддерживает и родство имен — жители острова Майотты, где у Guerlain плантации иланг-иланга, на французском называются «mahorais'. Действительно, Mahora и Mayotte похожи, как две капли воды, но и пара капель, помести их под микроскоп, не одинакова: в каждой происходит собственная жизнь. Тубероза 2000 года была фруктовой, перезрелой и сладкой, точно молочко для загара. Mayotte звонче — здесь туберозу, как на слепых прослушиваниях, поместили за ширму, в качестве которой свежий иланг-иланг. Обе тропические и островные, но если первая — гавайская, то вторая — французская, что бы там ни говорили Коморы, оспаривающие Майотту у Парижа.

Mayotte, Guerlain

Tuberosa, Santa Maria Novella

Выдающийся солифлор туберозы, утопленной в крынке жирных сливок — гладкий, холеный и лоснистый, как шлягер Барри Уайта. Когда героиня любовного романа Harlequin капает духами в ложбинку между грудей, она, скорее всего, использует что-то подобное — сливочную туберозу, до блеска отполированную крупинками перца и душистой смолы. Из этой ложбинки Tuberosa, по общему ощущению от композиции, и мурлычет — или зло шипит, если попытаться свести ее с каким-то другим ароматом, даже если это невинный крем для тела с отдушкой.

Tuberosa, Santa Maria Novella

Luxe Champaca, Comme des Garcons

Champaca открывается перечной, слегка едкой нотой ангелики, переходит в бледный и травянистый жасмин, но и здесь не задерживается, уходя в сторону туберозы. Последняя, благодаря все той же ангелике и перцу, сохраняет свежесть до самого конца. Благородный аромат с хрусткой зеленой подкладкой, слегка напоминающий о серии Green той же марки.

Luxe Champaca, Comme des Garcons

Gucci Flora Fracious Tuberose

Лучший из всех фланкеров Flora — отмытая до скрипа тубероза, свежая и шипучая, как глоток итальянской минералки.

Gucci Flora Fracious Tuberose

Beyond Love, By Kilian

Эхолот сработал блестяще: сложный рельеф природного аромата туберозы считан во всех подробностях. Есть и водянистая зелень, и молочный кокос, и ментол, и металлические ноты — словом, выдающаяся реконструкция.

Beyond Love, By Kilian

Vierges et Toreros, Etat Libre d’Orange

Очень интересный эксперимент: тубероза с громкими животными тонами. Влажная шерсть, взмыленная сбруя, любовная испарина, нота крови — Vierges et Toreros вызывает неловкость пополам с чистым (или грязным?) восторгом.

Vierges et Toreros, Etat Libre d’Orange

Simply Divine, Diana Vreeland

Некоторые ароматы вызывают тактильные иллюзии — зернистости выделанной кожи, прохлады от постельного белья и так далее. Simply Divine имитирует бархатистость кашемира при помощи кашмерана, синтетической молекулы с теплым древесно-мускусным запахом, хорошо подогревающей цветочные ноты — особенно жасмин. Именно он здесь главный — важный и пышный, как магнолия, но в неожиданном облаке ментола, который сообщает цветочному аккорду тубероза. Получается интересный перепад температур: как будто вошел зимой в теплицу с тропическими цветами и принес немного снега на пальто.

Simply Divine, Diana Vreeland

Do Son, Dyptique

Прозрачный, прохладный и влажный Do Son легко принять за работу Оливии Джакобетти, но автор — Фабрис Пеллегрен, написавший для Diptyque немало «акварелей», например Florabellio и Eau de Lierre. Редкий пример вежливой туберозы для людей, у которых, помимо выгула ароматов с ярким характером, есть другие обязательства: сходить на детский утренник, высидеть рабочий день в опенспейсе, пойти вечером с друзьями в ресторан с плотной рассадкой и при этом никого не задушить белыми цветами.

Do Son, Dyptique

Jeu d’Amour, Kenzo

Белый чай, белые цветы, гранатовые зерна — так пахнут коктейли в высотных барах Гонконга, где над стойкой шмыгают деревянные драконы и цветут шелковые хризантемы.

Jeu d’Amour, Kenzo

Narcotic V., Nasomatto

Распустившись, цветок туберозы сохраняет аромат в течение пяти дней, но сильнее всего пахнет на третьи сутки. Narcotic V. — тубероза третьего дня или, скорее, ночи: уверенная, зрелая, почти утратившая зеленую горечь. Ее округлая восковая белизна хорошо подчеркнута лилией, которую, как второй гобой в оркестре, здесь услышит не каждый — но красоте симфонии она добавляет немало.

Narcotic V., Nasomatto

Douglas Hannant, Robert Piguet

Парфюмерная марка Robert Piguet позиционирует Douglas Hannant как «более молодой Fracas». Действительно, если сравнить богатый, сливочный, несколько грузный Fracas с ужином в исторической институции вроде парижского Tour d’Argent, Douglas Hannant — это скорее воскресный бранч в модном бистро: легче, свежее, человечнее. Композиция сервирует все цветы, позаимствованные у Fracas — гардению, туберозу и жасмин, но «калорийность» у букета на порядок ниже: вместо сливок — зелень, и никаких индолов.

Douglas Hannant, Robert Piguet

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.