«Улыбка — это сигнал «я открыта для вас», и я не хочу, чтобы люди думали, будто им известны мои эмоции, мой характер и мои мысли. Я долго тренировала это бесстрастное, равнодушное лицо, потому что оно — не я, а моя маска.

Пусть люди видят на фото холодную модель, меня вполне устраивает такой образ. Какая я в жизни? Другая, конечно. Многие люди, с которыми у меня устанавливаются дружеские отношения, говорят мне: ты совсем не такая, как мы думали! И прекрасно. Я не хочу открываться папарацци и выкладывать свои чувства на публике. Я берегу их для дорогих моему сердцу людей.

Я настолько научилась этому трюку, что автоматически «успокаиваю» мимику, когда попадаю в кадр или даже предполагаю, что меня могут снимать. А поскольку меня фотографируют часто, это выражение лица просто прилипло ко мне. Мне говорили, что я просто не уверена в себе. Может быть, и так. Все, что я знаю: публичность разрушила миллионы судеб, и я не хочу, чтобы она разрушила мою. Если меня сильно допекают с просьбой улыбнуться на камеру, я говорю, что от активной мимики у меня будут морщины. Обычно этого достаточно.

Я не очень понимаю, зачем людям моя неискренняя улыбка, чтобы что? Чтобы оценить мой прикус? С ним все в порядке. Цвет эмали? Белый. Губы вы видите и так. Я просто хочу, чтобы эта шумиха улеглась. Я не улыбаюсь на камеру. Точка».