До недавнего времени московские рестораторы и гастрокритики варились в собственном соку и ссорились «на внутренней кухне», нанося друг другу то уколы зонтиком (см. колонку Елены Чекаловой в «Коммерсанте»), то удары канделябром по цилиндру (см. колонку Татьяны Толстой на Insider. Moscow и ответ Александра Раппопорта на Grazia). В любом случае, все было вполне интеллигентно, чуть ли не по-семейному. Пока в их дом не пришла война — Елена Летучая и ее «Ревизорро». Два свежих выпуска, посвященных московским ресторанам, — оба наповал. Сначала телевизионную «проверку» не прошел ресторан «Одесса-мама», потом — кафе «Дети Райка». Буря в фейсбуке не утихает уже несколько дней; критики, ресторанные пиарщики, гурманы и им сочувствующие привычно разделились на два лагеря: одних возмущает шоу и все-все-все в нем, от идеи до напористой ведущей, других — возможность (даже призрачная) отравиться в ресторане просроченным пирожком. Разобраться, кто тут прав, сложно — но мы постарались, задав всем сторонам конфликта самые популярные вопросы из соцсетей. Приводим их честные ответы:

Что случилось в ресторане «Одесса-мама»? Это месть?

Арт-директор «Одесса-мама» не раз выражал недовольство «Ревизорро» и поддержку коллегам, попавшим в шоу. В день «проверки» он оставил в фейсбуке возмущенный комментарий, назвав действия съемочной группы «террористическими». В настоящий момент пост удален.

Постоянные клиенты и друзья заведения заподозрили, что визит «Ревизорро» в «Одессу» — месть Елены Летучей ершистому блогеру. Когда в официальном паблике «Пятницы» сюжет прокомментировали: «ну, что ты теперь скажешь?», — подозрения усилились.

«Я не знаю управляющих ресторана «Одесса-мама» и не знаю человека, который на нас нападал — он не представился, — комментирует ситуацию Елена Летучая. — Местью это быть не может: я ни разу в этом заведении не была, никого там не знаю и вообще, я человек не мстительный. А если серьезно: вы, конечно, простите, но огромное количество «просрочки», которое я увидела в этом ресторане, говорит само за себя. Вы сами можете посмотреть сюжет на сайте «Пятница» и сделать выводы».

Как в «Одесса-мама» относятся к агрессивному поведению своих сотрудников?

С тех пор, как арт-директор «Одесса-мама» назвал команду «Ревизорро» террористами, его позиция не изменилась. На вопрос, считают ли они агрессию по отношению к журналистам приемлемой, он ответил: «Считаю ее естественной. Если никто не хочет защищать наши законные права, мы, как можем, защитим их сами. Мы не виртуальные теоретики, мы любим свою работу и будем защищать кафе, как собственных детей — отчаянно и бескомпромиссно».

Елена Летучая
Елена Летучая

«Ревизорро» — это же прекрасный способ заказать конкурентов. Разве нет?

Возможно. Но Елена Летучая эту возможность категорически отвергает: «Как я говорила в первую программу, так и в сто первую говорю: мы приходим в заведение только потому, что нам о нем пишут люди. Они обычно пишут или «тут очень хорошо, вы проверьте», или «тут очень плохо, проверьте». «Одесса-мама» была одним из последних заведений в списке тех, на которые жаловались. Мы пришли, проверили и увидели огромное количество просрочки — а вы увидели сюжет.

И по поводу пиара, который они развели: как правило, рестораторы, у которых очень много нарушений и просрочки, оказываются очень активны в интернете — такая вот закономерность прослеживается».

Не много ли Елена Летучая на себя берет? Она что, Роспотребнадзор?

6 декабря журналист Митя Алешковский у себя в фейсбуке назвал продюсеров «Ревизорро» и Елену Летучую «людьми, в собственных интересах ведущими незаконную деятельность под видом установления законности». Пост, в котором журналист сравнивает «Ревизорро» «СтопХамом», Антинаркотическим спецназом Молодой Гвардии и Офицерами России, оказался очень популярным. Но сама Елена такое сравнение считает неуместным: «Во-первых, «Ревизорро» и «СтопХам» даже формально разные: я — журналист, у меня есть редакционное задание и я занимаюсь журналистским расследованием; они — общественная организация, группа неких граждан, которые объединились для защиты своих прав и вот так своеобразно их защищают. Во‑вторых, мы не закрываем рестораны или гостиницы по своему усмотрению, а говорим людям правду — чтобы они задумались, за что платят деньги и где едят. Чтобы знали, что в ресторане с красивым светлым залом на кухне может быть грязь, просрочка и тараканы. В «Ревизорро» мы рассказываем людям об их правах и учим их отстаивать: многие ведь до сих пор не знают, что если в гостинице им дали грязный номер, они могут потребовать замены или получить свои деньги назад, что если в ресторане в тарелке оказался волос, от блюда можно отказаться. А «СтопХам» ничему не учит, только вызывает агрессию. И никаких инструментов для самозащиты прав он людям не дает. Как это вообще можно сравнивать?».

По словам Елены, «Ревизорро» не пытается «взять на себя функции Роспотребнадзора». Существование телешоу и государственной инстанции вполне можно назвать симбиотическим: за три года существования программы Роспотребнадзор приходил во все «проверенные» заведения и находил огромное количество нарушений. Какие-то рестораны были закрыты, какие-то оштрафованы, какие-то исправились. «Бывает ведь и так, что некоторые рестораторы просто не знают, что происходит у них в бизнесе — мы им рассказываем», — замечает Елена Летучая.

Пребывание съемочной группы на кухне вообще законно?

Это один из самых сложных вопросов, вокруг которого сломано немало копий: некоторые юристы говорят, что нет — мол, Елена Летучая неправильно понимает смысл закона о СМИ и неправильно трактует понятие «общественное место»; другие — что все в порядке и запретить вход на кухню журналистам невозможно. В попытках защитить свою кухню — и реальную, и внутреннюю, — рестораторы все чаще напирают на то, что все происходящее там — коммерческая тайна.

Может, это и правда коммерческая тайна?

Основатель «Агентства Оптимальных Юридических Решений» Катя Гордон считает, что нет: «Чтобы что-то стало коммерческой тайной, нужно этой информации придать такой статус. Установить режим. Это делают соответствующим распоряжением по организации, где четко прописано, что является коммерческой тайной, а что нет. Просто так назвать внутренние процессы компании «коммерческой тайной» нельзя. По закону, к коммерческой тайне НЕ относятся следующие сведения: учредительные документы, сведения о составе имущества, о состоянии противопожарной и санитарной обстановки, о численности сотрудников, о нарушениях закона, и прочее… Соответственно, делаем вывод: происходящее на кухне ресторана не может быть коммерческой тайной».

Интерьер ресторана Calicano
Интерьер ресторана Calicano

А как сами рестораторы, проверенные «Ревизорро», относятся к шоу?

Скорее, плохо. Московские рестораторы или вовсе избегают говорить о Елене Летучей с прессой, или резки в выражениях. Например, представители ресторана Twins, получившего положительную оценку «Ревизорро», деликатно, но твердо отказались отвечать на наши вопросы о шоу. А представители ресторана Calicano, получившего негативную оценку, назвали его «непрофессиональным и провокационным». По словам арт-директора Calicano Елены Шапкиной, ни она, ни владельцы ресторана не смотрят программу, потому что не считают, что посетители заведения — целевая аудитория проекта. «Я вынужденно посмотрела эту передачу на YouTube в первый и последний раз, только отрезок про Calicano. И упаси Боже мне увидеть это еще раз», — резюмирует Елена.

По ее словам, съемки «Ревизорро» чуть не сорвали работу ресторана: «Проверка приехала в четверг вечером и проходила при полной посадке, когда в ресторане был биток. Из-за съемок, естественно, были задержки по отдаче блюд гостям. А это для нас большой урон — недовольство любимых постоянных гостей». С оценкой Елены Летучей в ресторане не согласны, но некоторые огрехи признают: «Основные претензии были к неправильным маркировкам и, якобы, грязи на кухне. По поводу первого — да, это была оплошность повара, он не переклеил стикеры на контейнерах. Сделать это было, безусловно, нужно. Но по факту с супом было все в порядке: контейнеры используются только для хранения продукта. Продукт хранится на кухне по сроку годности, а потом, если не реализован, списывается. А маркировка стояла двухнедельной давности — это вообще из разряда фантастики. Только представьте, что станет с любым блюдом за две недели. В кадре же видно, что суп вполне свеж.

Что до грязи, то нам был предъявлен свежий лук (!) под плитой и пыль на верхних полках — это мелочи, присущие каждой кухне. И, безусловно, мы стараемся следить за этим: в компании есть специальный контрольно-ревизионный отдел (КРО), который нас готовит к проверкам Роспотребнадзора, и штрафует, если находит нарушения.

И напоследок хочется отметить, что Елена была гостем Calicano и до, и после съемок — наверное, это о многом говорит».

Кадр из телешоу «Ревизорро»
Кадр из телешоу «Ревизорро»

Зато коллеги по цеху, гастрономические критики и журналисты, наверное, без ума от «Ревизорро»?

Категорически нет! Задав этот вопрос Михаилу Лопатину — основателю ресторанного гида Insider.Moscow, где публикуются почти все звезды гастрономической критики Москвы — мы получили неожиданно резкий ответ: «Никакого отношения к критике Елена Летучая не имела и, надеюсь, никогда иметь не будет. В среде гастрокритиков на вас, как минимум, посмотрят странно, если вы вдруг произнесете ее фамилию. Программа «Ревизорро» — продукт исключительно телевизионный, рассчитанный на провинциальных люмпенов, которые никогда в рестораны не ходят. И не пойдут. По сути, программа эксплуатирует самые низменные интересы плебса. А именно: показать, как жрут богатеи и как их травят. Грязь. Просроченные продукты. Тараканы. А теперь еще к этому добавили обязательные драки с охраной или озверевшими менеджерами. Я никогда не мог посмотреть даже 10 секунд этой мерзости. Считаю, что никакого отношения к «расследованиям» и «справедливости» передача «Ревизорро» не имеет. Ее даже обсуждать противно.

Ну, а Елене Летучей можно пожелать только рекламного контракта либо со средством для чистки унитаза, либо с освежителем воздуха. Ибо в понимании вменяемого человека, она давно «Королева сортира».

От редакции: в процессе подготовки материала мы поняли, что конфликт Елены Летучей и рестораторов гораздо глубже и острее, чем кажется на первый взгляд. Примечательно, что эскалация его произошла спустя три года после запуска шоу, когда телеканал «Пятница» снова обратил внимание на московские заведения. И, конечно, мы не могли не заметить, как часто рестораторы и журналисты переходят на личности в спорах о шоу «Ревизорро». Вкупе с попытками физически задеть ведущую в процессе съемки это, увы, представляет ресторанный бизнес не как часть индустрии гостеприимства, а как довольно агрессивную среду.

Текст: Катерина Нечкина

Благодарим за помощь в подготовке материала Агентство Оптимальных Юридических Решений (Учредитель: Екатерина Гордон), +7 (999) 800-04-04, Facebook.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.