По просьбе Grazia пластический хирург Георгий Чемянов развеял популярные мифы, а также рассказал о канонах красоты.

Какие операции сейчас наиболее популярны среди ваших пациенток?

Георгий Чемянов: Коррекция груди остается неизменным лидером. Кроме того, в последние несколько лет стал проявляться интерес к бьютификации ягодиц. Она производится при помощи имплантатов или липофилинга — пересаживания собственного жира. Если еще 5−7 лет назад «эталонным» считался узкий таз, то сегодня значительная часть пациенток желает иметь более пышные формы.

А какая грудь им нравится?

В моде естественность: небольшой бюст каплевидной формы с наполненным нижним склоном и сосками, направленными вверх под углом 15 градусов. Но восприятие красоты у каждого свое. Поэтому, если девушка захотела «сделать» себе шарообразную грудь, мы не будем ее отговаривать. Просто подберем подходящий вариант, исходя из параметров.

Чем отличаются операции по маммопластике у рожавших и нерожавших женщин?

До появления ребенка на свет самое популярное пожелание — увеличить объем. Для хирурга это самая простая задача. Особенно если девушка худая: достаточно использовать имплантат, который задаст форму. После родов, когда растянулась кожа и деформировался сосок, может понадобиться еще и подтяжка.

А есть операции, которые вы считаете самыми сложными?

Труднее работать даже не с увеличением, а с уменьшением груди. Непросто исправлять и врожденные деформации. Например, есть такое понятие, как тубулярность — когда грудь несимметрична и вытянута в виде трубочки.

Когда можно задумываться о пластических операциях?

Возрастные пределы у омоложения — миф. Все зависит от индивидуальных показаний. Например, операции по коррекции верхних век мы проводим с 18 лет. К нам обращается много девушек, которые не желают видеть первые признаки старения на лице. Сейчас есть возможность максимально обойтись без травм. Например, исправлять линию нижних век, не затрагивая круговую мышцу — и таким образом избегая округления глаза и изменения разреза. Рубец можно сделать практически незаметным, разместив его в складке кожи.

Существует мнение, что если рано начать делать пластические операции, то их нужно будет повторять каждые два года…

Если все выполнено правильно, достаточно и одного-двух походов в клинику. Ту же блефаропластику в среднем проводят два раза в жизни.

Приходилось ли вам исправлять ошибки других хирургов?

К сожалению, да. Конечно, лучше, чтобы этим занимался тот доктор, который их допустил, но так происходит далеко не всегда. В последнее время ко мне обращается много пациенток из Европы и Америки — в основном это наши соотечественницы, переехавшие за границу. В связи с курсом валют им выгоднее прибегнуть к услугам врача в России. Многие из них приезжают, чтобы сделать повторную коррекцию. Например, одна моя недавняя клиентка прошла в Европе курс омолаживающих процедур, но результат не продержался и два года. Уже проводя операцию, я увидел, что зона работы коллеги была очень ограниченна. Он буквально наложил несколько швов возле уха, оставив после себя рубцы. А результата никакого. В итоге нам пришлось снимать нити, переделывать подтяжку, убирать лишний объем и корректировать веки.

Приходится ли вам отговаривать пациенток от хирургического вмешательства?

Да, такое случается часто. Например, если ожидания клиента слишком завышены и я объективно не могу сделать то, чего от меня требуют. Другая причина — отсутствие показаний. Когда человек хочет что-то изменить, но я вижу, что ему это не нужно, лицо и так гармонично. В таком случае я отказываю. И третья распространенная сейчас ситуация — дисморфофобия, когда человек зациклен на какой-либо черте внешности, на которую другие не обращают внимания. Подобную проблему очень важно выявить во время консультации. Хирург должен понимать: исправление незначительной горбинки на носу не принесет удовлетворения. А значит, следует вежливо посоветовать обратиться к психологу.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.