Как там наши?

Продюсер GRAZIA Лиза Кочубеева отправилась на главную велогонку «Тур де Франс», чтобы поддержать команду русских спортсменов.

Сомнительное, казалось бы, удовольствие смотреть, как сотня мужчин в облегающих шортиках катается по живописным провинциям Франции. Что тут может быть интересного? Ведь не футбол, не бокс и даже не модный показ. Вопреки всем предрассудкам, побывав на главной велогонке планеты, я ничуть не пожалела!

Ранним утром, нарядившись в футболку Denis Simachev с портретом нашего премьер-министра, я отправилась в город Тоннер, где стартовал этап «Тур де Франс» Тоннер — Витель.

Небольшой и уютный городок был переполнен туристами. Последний раз подобную картину в этих краях можно было наблюдать 20 лет назад, когда гонка проходила тем же маршрутом. Приподнятое настроение читалось на лицах всех без исключения прохожих. Задора толпе добавляли колонны платформ, представляющих спонсоров мероприятия, и автобусы с участниками команд.

Заветный бело-сине-красный икарус еще толком не успел остановиться, а я уже радостно подпрыгивала рядом, пытаясь разглядеть участников нашей команды «Катюша». Увидев розовую футболку с изображением знакомого человека, они высыпали на улицу. Убедившись, что Путин им не почудился, эти милые на первый взгляд парни- а именно Сергей Иванов и Александр Бочаров — немедленно попытались меня прилюдно раздеть

Конечно, они любезно предлагали взамен свои футболки, и даже готовы были предоставить мне автобус (с остатками команды внутри) для переодевания и личную помощь, но я была непреклонна. Это же коллекционная футболка! Но пообещала, что в обмен на желтую майку лидера предоставлю любой предмет своего гардероба и даже снабдила Сергея визиткой. После традиционного фото на память менеджер команды увел парней от греха подальше. Где-то на 80-м километре трассы меня дожидался вертолет, из окна которого и запланировано было наблюдать поток велосипедов, машин сопровождения, мотоциклов и болельщиков. Почувствовав близость острых ощущений, я бодро ломанулась через толпу к авто. Гид по имени Ролан, приставленный к группе русских журналистов, что-то бесконечно лепетал, тыча пальцем в портрет на моей груди. Я понимала только слова Путин, Саркози, Наполеон. Но одна из спутниц, все-таки немного говорившая, а главное, понимавшая по‑французски, объяснила мне, что поклонники Саркози печатают футболки, на которых он предстает в образе Наполеона.

Не только мужчина с эпическим именем Ролан заинтересовался произведением Симачева. Чуть ли не каждый прохожий обращал на меня внимание. При этом нашего премьера узнавали, несмотря на усы, пририсованные Симачевым, видимо, для маскировки. Правда, один афрофранцуз решил-таки уточнить, не Майкл ли это все-таки Дуглас? Ошибка показалась мне лестной — как минимум, для Дугласа. Но не успела я внести ясность, как сомневающийся собеседник хлопнул себя по лбу: «А! Зис из Путин!»

Запрыгнув в красную машинку Vittel, мы мчались к вертолету. Вдоль трассы болельщики разбивали палаточные городки и шатры, выставляли смешные фигурки из цветов, плакаты и прочую атрибутику, выказывая искреннюю любви к велосипедистам. В местах особенно густого скопления народа я опускала окно и что есть силы вопила: «Катюша» -чемпион!» В ответ доносились какие-то радостные нечленораздельные крики и дружественные взмахи руками. А когда мы въехали в провинцию Шампань, в руках болельщиков все чаще замелькали фужеры с вкуснейшим шампанским на свете.

Путь к заветному вертолету оказался чуть дольше запланированного. Поэтому когда мы наконец оказались на взлетной площадке, мимо нас со свистом пронеслись лидеры гонки. По моим расчетам, чтобы так быстро нас догнать, они должны были развивать среднюю скорость около 70 км/ч. И это под палящим солнцем!

Пилот вежливо пригласил на посадку и вертолет взмыл над участниками заезда, полями, лесами и деревенскими домиками. Зрелище открылось феерическое. Малюсенькие, словно муравьишки, плотной стайкой двигались велосипедисты. Иногда группка крохотных точек вырывались вперед. Кто-то заметно отставал. Среди пестрого ручейка возвышался транспорт сопровождения. Дорогу обрамляла разноцветная живая изгородь. Иногда из нее взлетали вверх полотна ткани, взрывались брызгами конфетти. Вяло извиваясь, толпа двигалась вслед за гонщиками. Несколько раз наш вертолет стремительно пикировал, зависая прямо над трассой, и снова взмывал ввысь. От крутых виражей захватывало дух. На особо лихих поворотах мы то и дело повизгивали — кто от страха, а кто от эйфории. Наконец, пилот направил свою адскую машину к лужайке, рядом с которой даже с такой высоты угадывался наш красный автомобиль.

Запивая бурный восторг прохладной водой Vittel, мы снова заняли свои места. До финиша оставалось недалеко, и в городках, которые мы проезжали, уже закипал настоящий карнавал.

Наш гид поинтересовался, что такое «Катюша» и почему наши спортсмены так назвали команду. Мои спутницы провели для него небольшой экскурс в историю Великой Отечественной, который закончился хоровым исполнением одноименной песни. Про яблони, груши и туманы над рекой пришлось петь дважды — второй раз нас транслировали на все машины сопровождения.

Бешеный взрыв эмоций настиг меня на финише. Зрители приветствовали всех, кто двигался по трассе, так, словно это победители соревнований. К сожалению, «Катюша», которую я так старательно воспевала всю дорогу, заняла на этом этапе лишь 20-е место. По итогам всей гонки наши спортсмены оказались 13-ми. Лично мне это число всегда казалось счастливым.

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook
Дата: 1 января 1970 03:00
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Интересное в сети
Материалы партнёров