Мне 30 лет, из них ровно треть я провела в браке. Сюжет почти классический: мой будущий муж Иван — на пару лет старше меня — учился со мной в одной школе. После окончания его забрали в армию. Я поступила в педагогиче­ский и была весьма удивлена, когда однажды увидела Ваню в кулуарах нашего факультета. На первой же вечеринке курса мы вовсю целовались, а через год подали заявление в ЗАГС. Из-за неудачного аборта, на котором настоял Иван, я лишилась возможности иметь детей. На третьем курсе Ваня бросил учебу и занялся коммерцией. Я редко вмешивалась в его дела, знала только, что он открыл ларек с продуктами сомни­тельного качества. Супруг практически не бывал дома, смутный бизнес приносил мало прибыли. А я к тому времени окончила институт и пошла работать в нашу же школу учительницей младших классов. Я очень много времени посвящала детям, в то время как Иван носился как угорелый по городу в поисках новых инвесторов.
Дела у нас, если честно, шли не очень хорошо. Любовью мы занимались редко, но о разводе и речи быть не могло, потому что и у моих, и у его родителей были устаревшие, закаленные советскими временами принципы. Чтобы как-то подправить наше финансовое положение, я стала давать частные уроки сынишке одного нового русского, а через пару лет на собственные деньги открыла курсы дополнительного развития для детей от 4 до 7 лет. Мои дела шли в гору, у Ивана, напротив, ситуация была плачевной. Он залез в долги и постоянно просил у меня денег: что с ними делал, я понятия не имела, но все равно продолжала его финансировать, потому что очень сильно любила.
И вот настал страшный день, когда за Ваней пришли. Это были какие-то неприятные люди, говорившие на жаргоне, а потом пожаловала милиция. Не могу сказать, чтобы я сильно удивилась, но поверить в то, что моего мужа могут посадить в тюрьму, не могла. Ему дали три года за совершенные махинации, а благодаря усилиям нанятого мною адвоката удалось «скосить» срок до одного. Но даже год я не могла прожить без своего любимого. Сразу же после суда я продала квартиру в нашем районе и сняла жилье попроще рядом с тюрьмой. С помощью взяток мне удавалось видеться с Ваней почти каждую неделю. Я ходила к нему на свидания, как когда-то в институте, только теперь с собой у 
меня были передачки и деньги для выплаты картежных долгов мужа. Раз в месяц нам удавалось заниматься любовью в специально отведенной комнате. За это мне приходилось немало платить работникам мест не столь отдаленных.
Однажды я пришла к супругу на свидание и обратила внимание на молодую женщину, которая выходила из здания тюрьмы. Мое сердце екнуло, но тогда я не придала этому особого значения. Через неделю наведалась снова с большим пакетом теплой одежды и опять столкнулась с той самой женщиной. Я подумала о совпадении, а девушка посмотрела мне прямо в глаза, когда проходила мимо. В следующий раз я пришла на час раньше, и мои подозрения оправдались: та же самая женщина сидела в ожидании свидания. Я решила не откладывать разговор и подошла к ней. Пытаясь сдержать волнение, спросила у нее, к кому она пожаловала с визитом. Девушка без особых эмоций ответила, что пришла к моему Ивану, что зовут ее Светлана, и что она является гражданской женой моего мужа.
Сказать, что я была в шоке, значит ничего не сказать. Известие о том, что у моего мужа не просто подруга или любовница, а настоящая жена, поразило меня, словно гром среди ясного неба. Но на этом сюрпризы не закончились. Как выяснилось, Светлана прекрасно знала о моем существовании, но не претендовала на роль законной жены, ее вполне устраивало такое положение вещей. Света не работала, воспитывала их общего с Иваном сына, которому было уже 4 года. Такого унижения, обиды и разочарования я не испытывала никогда в жизни! Лучше бы меня вывели обнаженной на главную площадь города! Я не могла сдержать эмоций и разрыдалась. Конечно, пару раз в моей голове мелькала мысль о том, что у мужа есть любовница. Но я отбрасывала все плохое, убеждая себя, что Ваня не приходит ночевать, потому что выпил лишнего в компании приятелей и не хочет появляться дома в таком состоянии.
Не надо быть экстрасенсом, чтобы понять, на какие средства существовала Светлана и ее маленький сын. Все это время я вкалывала на чужую семью. Когда оправилась от шока, отдала Светлане пакет с вещами, взяла ее телефон и ушла. Перед глазами все плыло, я еще не знала, как мне поступить и не понимала, зачем попросила ее телефон. Я шла по городу, не обращая внимания на то, куда иду. Не хотелось возвращаться домой, эта квартира рядом с тюрьмой вызывала отвращение. К родителям идти я не могла — зачем их расстраивать, да и обвинять они стали бы только меня. Папа с мамой до сих пор не верили в мою бесплодность и считали, что я нарочно предохраняюсь, чтобы не рожать. Близких подруг у меня тоже не было, потому что я буквально раст­ворилась в Иване. Жила его жизнью, каждый вечер выслушивая его проблемы. Он постоянно жаловался на всех и все вокруг, упрекая в своих неудачах кого угодно, кроме себя. Он часами мог курить на кухне, разговаривая по телефону, жалуясь и ругаясь. Мне и в голову не приходило спросить, кому он названивает каждый вечер.
Я достала мобильный телефон и набрала номер. Ее номер. Как ни странно, в этот момент только ее я могла и хотела увидеть. Света не удивилась моему звонку, и через полчаса я уже стояла у ее двери. Небольшая квартира на окраине города, незамысловатый быт, неоконченный ремонт и он… Маленький Ваня, копия своего отца. Он смотрел телевизор и никак не соглашался лечь в постель. Я видела много детей, работала с ними и учила их, но такого обаятельного ребенка еще не встречала. Агрессия и ненависть по отношению к разлучнице Светлане навсегда покинули мое сердце. Мы наконец-то уложили Ваню спать и сели с ней на кухне. Сначала долго молчали, пили чай, а потом я попросила Свету рассказать о том, как они познакомились с Иваном. Она сказала, что пять лет назад работала официанткой в казино, куда частенько захаживал мой муж, чтобы снять стресс. Он некоторое время оказывал ей знаки внимания, а потом снял для нее квартиру, — конечно же, на мои деньги. Он объяснил ей, что давно уже не любит меня и не занимается со мной сексом, но уйти пока от меня не может, потому что сам еще не встал на ноги и нуждается в моей финансовой поддержке. Мне было очень больно, но я выслушала все до конца. Когда Светлана забеременела, Иван поклялся, что скоро бросит меня, но через год после появления маленького Вани на свет она смирилась со своей участью второй жены в гареме. Мало того, Света подозревала, что у Ивана существует еще парочка подружек, с которыми он весело проводит время. Мне трудно представить, как он все это успевал, но с фактами не поспоришь.
Вызвала такси и поехала домой, но только для того, чтобы забрать свои вещи. Утром я позвонила родителям и сказала, что уезжаю в бессрочную командировку в Москву. В столице устроилась репетитором в частный колледж. Мне тридцать лет, и я начинаю новую жизнь. Я решилась усыновить ребенка из детского дома, для этого работаю день за днем, учу ребятишек английскому языку. Мечтаю открыть свою языковую школу для малышей. Маленькому Ване посылаю подарки и не держу на Светлану зла. Иван вышел на свободу, знаю, что пытался меня отыскать, но никто не сказал ему, где я. Жизнь только начинается, я в этом уверена!