Van Mossevelde+N/August image/Legion-media


Интервью: Нелли Ивакина

Grazia: Свой очередной альбом вы назвали America. В сети сразу появилось много версий на тему того, что же имеется в виду. Какая из них правильная?
Джаред Лето: Правда? Я еще не успел все их изучить. Но изначально мы думали над другим названием…
Grazia: Связанным с криптовалютой и биткоинами? Вы где-то об этом говорили.
Д.Л.: Верно. Я даже успел обсудить эти варианты с двумя самыми умными людьми из тех, с кем знаком, и оба отрицательно отнеслись к такой идее. Не то чтобы они не могли ошибаться. Но название в итоге поменялось.
Grazia: В чем прямая или переносная связь Америки и биткоинов?
Д.Л.: Для меня новый альбом — это капсула времени. Попытка захватить текущее мгновение истории. Поэтому название должно было стать метафорой, которая универсальна для каждого человека. И если вы прямо сейчас включите новости, ручаюсь: половина из них будет об Америке — к счастью или к сожалению. Это слово сейчас приобрело множество значений и смыслов — спросите у десяти разных людей, как они его понимают, и получите десять разных ответов.
Grazia: Вы захотели «законсервировать» наше время на своей пластинке потому, что оно вам очень нравится? Или, наоборот, бесит?
Д.Л.: На этот вопрос нет простого ответа. Все люди сегодня живут в период больших перемен, нестабильности, неопределенности. И в то же время — новых надежд и возможностей! На пластинке почти нет «политических» песен, кроме разве что Walk on Water. Но, помимо этого, она получилась еще и очень личной для меня.

Getty images Russia


Grazia: Для тех, кто еще не слышал America, — о чем трек Walk on Water?
Д.Л.: Это старая история о кролике, который всю жизнь мечтал прокатиться по воде на крокодиле. Когда он добивается своего, хищник его съедает со словами: «А чего ты от меня ждал?! Я же проклятый крокодил». Поэтому, если вдруг вздумаете заключить сделку с дьяволом, не надейтесь на чудо.
Grazia: Фанаты Thirty Seconds to Mars тут же разглядели в крокодиле Дональда Трампа. И оказались правы?
Д.Л.: Это лишь одна из версий. Недавно мы играли ее в Париже для 15 тысяч человек, и я был ошеломлен тем, как громко люди нам подпевали! И они явно думали не о Трампе.
Grazia: С момента выхода вашего предыдущего альбома прошло пять лет. Вы сразу решили целиком посвятить его кино?
Д.Л.: И работа над пластинками, и съемки идут параллельно. Однако я никогда не был слишком быстрым. Даже завидую тем, кто выпускает по пластинке в год, но не уверен, что это нужно Thirty Seconds to Mars. У каждого, кто занимается творчеством, есть свои правила, и их нарушение обязательно скажется на результате. Поверьте, если бы Pink Floyd выпускали песни «на скорость», то мы бы сегодня их так не обожали.
Grazia: Что думаете о своих новых фанатах, которые, может, и не смотрели ваших фильмов и не слышали песен, но обожают вас за стиль?
Д.Л.: Лишь одно: это взаимно. Ребята, я люблю вас!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.