Редакционный директор Grazia Алена Пенева отправилась в ателье Desrues, чтобы узнать, как создаются пуговицы для нарядов Chanel и бижутерия, а также где обучают уникальному ремеслу.

Итак, испокон веков существовали ремесленники — во всех концах света. Что же касается сферы моды, то самое большое скопление умельцев наблюдалось во Франции. Безусловно, со временем надобность в таких профессиях стала исчезать. Сегодня нет необходимости вышивать вручную, потому что есть множество цеховых машин и да- же роботов, которые всегда сделают это за человека. И ателье, которые столетиями отвечали за красоту, теперь оказались на грани вымирания и банкротства. А ведь их было немало, и еще в середине прошлого века они сотрудничали с самыми большими и известными модными домами, половины которых уже нет и в помине. И тогда Chanel стал скупать мастерские. Об этом долго никто и знать не знал — они, как и раньше, работают на разные модные дома, но в приоритете, конечно же, остаются коллекции Chanel. Мне выпала честь попасть в шесть ателье, и я расскажу вам подробно об увиденном. Вместе со мной был и фотограф — так что истории получились очень красочными и наглядными. А вам будет достаточно просто визуализировать то, о чем я буду рассказывать.


Мой первый визит был в Desrues. В это, наверное, сложно поверить, но тут делают пуговицы для нарядов Chanel и всемирно известную бижутерию. Нас очень тепло встретил жизнерадостный и позитивный мужчина, и, пообщавшись с ним, я поняла: любить можно что угодно — пуговицы в том числе. Он начинал тут совсем ребенком — и теперь дорос до руководителя. Ему ничего не надоело, ничто не раздражает. Он не устал от огромного количества работы — а ее, поверьте, немало.

Эта невероятная картина сделана целиком и полностью из изделий ателье Desrues
Эта невероятная картина сделана целиком и полностью из изделий ателье Desrues

Процесс создания даже самого простого украшения — хотя у Chanel таких, наверное, немного — очень непростой. Для начала присылается бриф от Карла Лагерфельда. Затем рисуются эскизы, они утверждаются, и лишь потом начинается работа. Некото- рые модели в наше время сначала рисуются на компьютере, дальше их вылепляют из воска, и после этого уже делается макет, из кото- рого и изготавливают финальное изделие. Только подумайте, через сколько рук специалистов проходит одна брошь.

К каждой коллекции по заданной Карлом Лагерфелдом теме ателье предлагает больше десяти тысяч вариантов разных пуговиц. Вдумайтесь, только пуговиц — я не говорю о серьгах, бусах, браслетах и брошах. В ателье чисто, как в больнице, и каждый занят своим любимым делом. Здесь и правда, наверное, как на эксклюзивной ювелирной фабрике, все делается практически вручную. Эскизы, формы — их, конечно, отливают в печи, но это особо и не назовешь современным оборудованием. Когда я увидела, как выдувают стеклянные бусины, я просто не могла поверить своим глазам. Ремесло передается из поколения в поколение. Такому не учат в школах и университетах. Поэтому люди, работающие здесь, совершенно уникальны.

Между тем за спиной одной из девушек в цехе я заметила много ячеек, в которых лежали цветные палочки. Оказалось, что это стекло. У меня на глазах «палочки» превращались в пуговицы и бусины. Качество изделий проверяется вручную — брака практически нет. Дальше все бережно упаковывают и отправляют в Chanel. И уже только там знают, какие пуговицы подходят к каким жакетам. Именно здесь я и поняла, почему, так же как и любая модница, готова отдавать за вещи Chanel иногда совсем не маленькие суммы. Знаете почему? Потому что они таких денег действительно стоят. И быть частью этого процесса — огромная честь.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.