В основу покроя этого текстильного чудовища легли мужские костюмы начала 20-го столетия с драпировкой на пиджаках и зауженной талией, а некоторые детали оказались утрированными: например, ширина плеч была увеличена за счет подбивки, что добавило объема в районе груди. Были и однобортные пиджаки, спускающиеся почти до колен. Они застегивались на три пуговицы и имели длинные лацканы, на которые находил длинный заостренный воротник рубашки. Брюки на завышенной талии топорщились на коленях и подворачивались. Еще любители костюмов зут часто носили цепочку для часов, конец которой был вложен в боковой карман. Не удивительно, что аристократию настолько возмутила это показательная небрежность.

На самом деле этот костюм был оружием толерантности. В середине 20-го столетия афро- и латиноамериканцы стремились стереть расовые барьеры. Костюм зут, который носили представители городских низов, символизировал изменения в социальных и географических границах, поскольку афроамериканцы эмигрировали в крупные города.

К тому же слово «зут» означало нечто одобрительное, крутое. Мужчины, носившие костюм такого фасона, в узких кругах считались модными. Особой популярностью он пользовался у джазового певца Кэба Кэллоуэйя. В военное время он ассоциировался со спекулянтами и лег в основу штатского демобилизационного костюма, выдаваемого отслужившим в армии мужчинам.

Ну, а пик популярности пришелся на 1960-е годы. Форма пиджака зут была адаптирована неоэдвардианской молодежной культурой Тедди-бой в послевоенном Лондоне. Её представители носили подобные костюмы в ярких расцветках, а брюки были узкими.

И вот спустя почти семьдесят лет мы видим реинкорнацию зута на мировых подиумах. Особенно он полюбился грузинским дизайнерам, в числе которых был Datuna Sulikashvili. Он предложил брючные ансамбли в антрацитовом и тотально белом оттенках. В его интерпретации зут стал символом канонического комфорта и гармонии.

Lalo тоже не обошел стороной униженный и оскорбленный зут и представил в коллекции два варианта жакета, один фантасмагорично сшитый из контрастных половин, а другой в классическую клетку с тремя крупными позолоченными пуговицами.

Последнее слово осталось за кутюром, и конечно прозорливым Maison Margiela, который использовал фасон костюма зут для создания абсурдной атмосферы на своем показе.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.