Николь Кидман
Николь Кидман

29 сентября на экраны выйдет биографическая драма «Королева пустыни» с Николь Кидман в главной роли. Grazia узнала у актрисы, как она спасается от стресса и о чем сокрушается больше всего.

Кого вы играете в этом кинопроекте?

Знаменитую британскую путешественницу Гертруду Белл. Многие про нее даже не слышали. Но, посмотрев фильм, люди увидят, что она — невероятная женщина. Историки ставят Гертруду на один уровень с ее другом — Лоуренсом Аравийским. Фильм рассказывает об очень особенном времени в ее жизни.

Чувствуете что-то общее с вашей героиней?

Да, потому меня и привлек этот проект. Посещать места, где я никогда не бывала, — моя страсть. Неинтересно сидеть дома и ездить на машине в студию. Когда режиссер Вернер Херцог предложил мне поехать в Марокко и пожить в пустыне, я лишь спросила: «Можно взять с собой детей?» Он сказал: «Да, мы поставим палатку для малышей». Так что я жила там, ездила на верблюдах и вживалась в образ великой путешественницы. Было прекрасно!

Наверное, это и означает «быть актрисой».

Наше дело — выкладываться на работе на сто процентов. А потом — отходить в сторону. Режиссер отвечает за конечный результат, артист — нет.

Вам с юных лет нравится путешествовать?

И не только! Я предпочитала поехать в театр на автобусе вместо того, чтобы играть или загорать
на пляже. То была моя внутренняя потребность, не подкрепленная чьим-то влиянием. Мой папа — био-химик, мама — врач, и они только плечами пожимали: «Что за белая ворона в нашей семье?» А еще я много читала: «Войну и мир» Толстого осилила в 12 лет, тогда же — Достоевского, потом — классические европейские романы.

Как родственники реагировали на увлечение театром?

Они говорили: «Ты не можешь быть актрисой — ты слишком высокая, кто будет играть с тобой в паре?» На самом деле все считали меня очень впечатлительной и ранимой для такой профессии.

кадр из к/ф «Королева пустыни»
кадр из к/ф «Королева пустыни»

Что будете делать, если дети решат пойти по вашим стопам?

Буду поддерживать их, но и защищать тоже. Когда я была замужем за Томом (речь идет о Томе Крузе. — Примеч. Grazia), папарацци каждый день толпились у нас под дверью… Впрочем, времена изменились, и об этом даже не стоит говорить.

А что не изменилось с тех пор, как вы выбрали карьеру?

Мое желание работать с великими режиссерами, играть роли, которые уводят меня из зоны ком- форта и заставляют почувствовать себя живой.

Какой принцип в работе для вас дороже всего?

Одна актриса сказала мне: «Наверное, я плохо работаю, потому что не умею лгать». И я ответила: «Все наоборот. Надо очень сильно верить в то, что делаешь, — тогда не остается места для лжи».

Что считаете важнее работы?

Любовь.

Как отличаете ее от «мимолетного увлечения»?

Когда ты испытываешь подобные чувства, то прежде всего заботишься о том, чтобы сбылись мечты избранника, а не твои.

Что самое трудное в таких отношениях?

Во-первых, это серьезный шаг. И очень смелый! Надо суметь довериться другому человеку всем существом, а решиться на такое невероятно трудно. Еще одна сложность — принять чувства и понять, что заслуживаешь их. Как ни странно, большинство людей просто не позволяют себе быть любимыми. Чаще всего мы сами же отвергаем себя. При этом всегда ждем, когда нам кто-то скажет: «Я в тебя верю!» И наконец, каждый день идем на какой-то компромисс. Совместная жизнь подразумевает взаимопонимание. Но мне нравится быть замужем.

Считается, будто бы брак убивает влюбленность…

Ни в моем случае. Недавно мы с супругом (австралийским музыкантом Китом Урбаном. — Примеч. Grazia) посетили клуб, где он участвовал в музыкальной импровизации… Я смотрела на него: на его татуировки, на то, как держит гитару, отбивает ритм ногой, и думала: «Господи, я обожаю этого мужчину!»

Вам не бывает жаль, что встретили его не сразу?

Случается! Я бы хотела, чтобы у нас было еще двое малышей. Но как говорит Кит: «Твоя досада — из-за жажды большего, Николь. Не потакай ей». Дети для меня — счастье. Я усыновляла их. Рожала. У нас с мужем есть ребенок от суррогатной матери. О чем говорю открыто, чтобы женщины знали: есть разные возможности.

В России до сих пор многие из тех, кто воспользовался подобными услугами, боятся осуждения…

Пусть люди говорят, что и как тебе делать. Но в итоге все мы умрем. Поэтому стоит задать себе вопрос: «Чего я хочу в жизни?»

Тогда как устоять перед стрессом?

Заняться любовью.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.