Размышляя над итогами завершившейся в Париже фэшн-недели, я решила поделиться с вами мыслями о некоем стандарте качества (говоря языком индустриальным), который отличает творения современной моды от произведений масс-маркета.

Условно я назвала это понятие кодом достоверности. Если задуматься, у каждого знаменитого бренда он есть — благодаря ему мы безошибочно признаем любимую марку одежды. В этой аутентификации и состоит суть истории модного дома, его архивов, легко узнаваемых силуэтов. Именно таким образом осуществляется связь времен и неких понятий качества, без которых немыслимо будущее марки. Я в первую очередь говорю о доме Dior и о колоссальной работе, проделанной Рафом Симонсом при создании его второй коллекции прет-а-порте с удивительными и мало кому известными принтами Энди Уорхола, которыми увлекался и сам Кристиан Диор.

Кроме того, все силуэты, пелерины и платья-бюстье — это те самые коды достоверности, и дизайнер искусно ввел их в свои произведения, оставшись предельно лояльным к модному дому.



Старинное искусство вышивки проходит лейтмотивом в новой коллекции Chloé, тем самым отличая вещи марки от грубых подделок. Valentino верен своим вручную созданным гипюровым платьям и драгоценным кружевам, да и забавные насекомые на платьях Lanvin — это история из архивного прошлого.

И только Эди Слиман добровольно отдал дом Saint Laurent в руки Zara или Topshop. Видимо, чтобы последним было проще копировать. Я ничего не имею против стиля гранж и лихой беззаботности, но кода достоверности у бренда, увы, больше нет.

Вероятно, законы современного бизнеса требуют быстрого возвращения инвестиций, но вот только на сколько сезонов хватит такого массового производства? А вот настоящие легенды бессмертны!

Катя Лавровская
Модный обозреватель, журналист, блогер
www.kotkalav.com

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.