ЕСТЬ У МЕНЯ маленькая приятельница: умная, смелая и красивая Настя, которой этим летом исполнилось аж 27 лет. Она четыре года назад с отличием окончила государственный университет и сейчас трудится в российском бюро одной из могущественных американских корпораций, храбро бросивших коммерческий якорь в России. Моя знакомая медленно, но верно продвигается вверх по служебной лестнице, очень хочет стать важным начальником и пройти стажировку в Америке. Впрочем, ее устраивает и нынешний коллектив: большой, даже огромный, молодой, динамичный и в принципе одинаковый. [CUT]Юноши — в недорогих костюмах и при галстуках, девушки — в юбках до колена и туфлях на среднем каблуке. По пятницам допускается более свободная одежда — даже джинсы! Насте нравится, что все клерки одинаковые. Она искренне считает: похожесть объединяет и помогает слаженно работать. У нее имеются выходные, которые тратятся на страстный и зачастую весьма бессмысленный девичий шопинг. Есть и две законные недели отпуска, когда Настя выезжает на обыкновенный бюджетный заморский пляж вроде турецкого, таиландского или египетского, потому что предпочитает стабильное туристическое удобство. Авантюризм дикаря-путешественника в этом случае не приветствуется, ведь работа отнимает столько сил. Десять месяцев назад девушка рассталась со своим бойфрендом. Причина проста: «экс» нисколько не желал строить карьеру, не интересовался постами и позициями, заемами и кредитами, торговыми сальдо и биржевыми индексами. По словам Насти, у молодого человека «элементарно» не было никакой цели в жизни. В отличие от нее, настоящей современной карьеристки, которая всего непременно добьется сама! Я постоянно хочу спросить: а чего именно, Настенька? Не скрою, мне, старой, многоопытной и закостеневшей, страшно за мою маленькую подругу. Я хорошо вижу ее жизненный путь: 30 лет, первая серьезная должность и подчиненные, которые не умеют, не могут, не хотят — в общем, «элементарно» не способны работать. И нужно же все делать за них! Так два выходных дня смело и бескомпромиссно превращаются в один: страстный воскресный шопинг становится все бессмысленнее. В параграфе «отпуск» появляются «любимые» отели, рестораны, страны, пляжи и магазины. Маршруты проверенные, известные, так и зачем же их менять? Претенденты на нежную руку и строгое сердце обязательно сортируются: чего достигли, много ли взяли в кредит, за что уже заплатили, есть ли планы на будущее? К 35 годам — очередная выстраданная и воистину громкая должность, краткие, но такие насыщенные стажировки в Чикаго, Дубае и Бостоне, пустое коктейльное знакомство с немногочисленным заокеанским начальством, различные международные деловые впечатления. Наконец, женский приз: сам Париж, Les Champs Élysées, духи и мокрые устрицы, а также классическая сумка Chanel 2.55. Работы еще больше, друзей меньше. В ночных дорогих продуктовых магазинах моя Настя начинает исподтишка смотреть на задержавшихся у отдела детского кефира мужчин — а есть ли на пальце обручальное кольцо? Конечно же, есть, милая. И ни один наряд или аксессуар, гордо приобретенный в модной Мекке, не сделает тебя моложе и интересней в его глазах. Потому что в твоем взгляде, моя Настя, отчетливо видны большой офис, компьютер, а в нем, на рабочем столе, — бесконечные таблицы, кредиты, сальдо и последние сводки с биржи в Шанхае. Мне очень обидно за корпоративных девушек: они с младых накрашенных ногтей полюбили хваленый капитализм, не успев послушать гитары и посмотреть на звезды на осенней даче. А какая чертова должность может иметь в этой короткой жизни значение, если вам кто-то поет под окном? essay@imedia.ru

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.