Нынешнее российское кино напоминает Человека-невидимку. Вроде бы оно есть, а на деле — нет. Государство регулярно выделяет значительные суммы на поддержку отечественного кинематографа, режиссеры и продюсеры ежегодно покупают на «честно заработанные» деньги роскошные особняки и автомобили, как по графику, выходят на экраны свежеснятые фильмы и сериалы… А смотреть по‑прежнему нечего. И зритель все так же, как 10−20 лет назад, ходит в кинотеатры исключительно на голливудские картины — от шедевров до полной им противоположности. Казалось бы, может ли что-то быть хуже «Крепкого орешка — 5»? Оказывается, может. Почти все российское выходит под номером 2: «Ирония судьбы — 2», «Служебный роман — 2», «Джентльмены удачи — 2»… И даже «О чем говорят мужчины — 2». Последнее особенно обидно, ведь первая-то часть удалась — настолько, что создатели, окрыленные успехом, тут же кинулись снимать еще раз то же самое. Но беда в том, что несколько раз одно и то же одинаково хорошо не получается — это еще древние греки знали. И уж тем более заведомо проигрышный путь — снимать ремейки старых отечественных фильмов. Мысль, безусловно, понятна: зачем изобретать что-то новое, напрягать свое жиденькое серое вещество, когда можно воспользоваться чужой удачной работой? Авось зрители купят билет хотя бы для того, чтобы сравнить с оригиналом и от души поругать новодел. Вот только публика оказывается умнее, чем о ней думают, и не желает тратить время и деньги на то, от чего плюешься заранее, едва посмотрев трейлер в интернете. Раньше мы смеялись над любителями заочно судить о фильмах и книгах, теперь же можно смотреть или читать многие «шедевры» только затем, чтобы убедиться — это еще хуже, чем ожидалось. У старых отечественных картин было много составляющих, и каждая выдерживала достойный уровень: идеология (использую именно это слово, хотя сейчас оно стало почти ругательством), идея, сценарий, режиссерская работа, актерская игра… В современном кино, извините за подобный каламбур, ничего из перечисленного роли не играет. Царь и бог в индустрии нынче только один человек — продюсер. Современная картина — не произведение искусства, а товар; современная идеология — рынок, который, как известно, сильно отличается от художественного салона, и прежде всего публикой. Там собираются не ценители прекрасного, а толпа, которой, по мнению продавца, под шумок можно впарить все что угодно. С каждым годом стареют и постепенно уходят от нас великие личности и мастера, а достойной смены им не видно. Хотя, конечно, дело не в том, что не подрастает талантливая молодежь (она есть, я это хорошо знаю — видел своими глазами!). Однако шансов пробиться и заявить о себе у начинающего актера, и уж тем более режиссера, почти нет. В титрах из года в год одни и те же имена, на экранах — одни и те же физиономии, настолько знакомые, что уже удивляешься, почему они с тобой не здороваются. По мнению продюсера, раскрученный актер — гарантия успеха картины. А значит, на все остальное можно не слишком тратиться. Экономия — еще одна важная составляющая отечественного кинорынка. Это там, в «ихних Голливудах», принято вкладываться в проект по полной, чтобы он потом окупился с лихвой. У нас же создатели экранных шедевров предпочитают покупать «бентли» до съемок, а вовсе не после выхода фильма на экраны. Имеющегося финансирования на такие спецэффекты, как, скажем, в «Аватаре», в любом случае ведь не хватит. А раз так, то вполне можно сэкономить — в свою пользу, разумеется! — и на декорациях, и на костюмах, и на сценаристах, и на консультантах. Это раньше, снимая детективы, обязательно во всем советовались с криминалистами. Сейчас же число сериалов о быдловатых стражах порядка, доблестно сражающихся не столько с преступностью, сколько с безграничными запасами спиртного на рабочем месте, уже, наверное, превышает численность всего состава российской полиции. До консультантов ли тут?

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.