Настоящие мужчины вернутся в наше общество — заявляю это совершенно официально. В следующем весенне-летнем сезоне модницам останутся лишь воспоминания о прелестях охоты в магазинах для мальчиков, где любые джинсы им были впору. С нами вновь окажутся слесари-водопроводчики, Гоши из фильма «Москва слезам не верит» или авантюристы типа героя Хамфри Богарта из «Касабланки». Подобная трансформация, разумеется, порадует тех, кому по‑прежнему небезразличны реальные мужики. С другой стороны, она заставляет задуматься о причинах, по которым дизайнеры обратились к брутальной стороне сильной половины человечества.



Доминирующим мотивом мужских показов в Милане стали «цветы зла», некая аллегория темного начала, благодаря которой веселый принт с гавайских рубашек превратился у Prada в угрожающе мрачноватые сцены апокалипсиса с багровым закатом над Перл-Харбор. Прибавьте к этому походные ботинки на каучуковой подошве и боксерские атласные трусы, и вам будет интересно пролистать страницы «славной» истории американских захватнических войн от Вьетнама до Карибского бассейна.

В Париже вооруженные конфликты решились элегантнейшим образом: камуфляж Valentino и строгий стиль армейской школы у Dior позволили предположить, что в бой могут отправляться не только водопроводчики и слесари, но и принц Гарри и даже испанский престолонаследник Фелипе де Бурбон. Эстетика послевоенного времени присутствует в ностальгическом крое свободных костюмов, которыми изобилуют коллекции Lanvin и Christophe Lemaire. Брутальны и даже несколько нецивилизованны персонажи саг о непокоренных у Maison Martin Margiela и Rick Owens.



Каковы бы ни были причины, по которым на европейских подиумах появились «офицеры и джентльмены», совершенно очевидно, что мир моды испытывает ностальгию по мужественным героям черно-белого кино, одинаково владеющим искусством пера и шпаги.

Катя Лавровская
Модный обозреватель, журналист, блогер
www.kotkalav.com

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia