Недавно социальные сети вихрем облетел ролик, в котором знаменитый повар Джейми Оливер разоблачает трюкача мирового масштаба — сеть быстрого питания «Макдоналдс». В нехитром видео обычно добродушный парень выступает в непривычной роли правдоруба: на импровизированной кухне он доходчиво объясняет и наглядно показывает горстке таращащих глаза зрителей, как из отходов мясного производства с помощью беспринципности и бытовой химии сделать весьма аппетитный с виду гамбургер.



Если вы это еще не видели (а значит, правильно провели лето, созерцая морские просторы, а не бескрайние дали интернета), расскажу в двух словах, как все происходит: обрезки жира, жилы и прочий мясной мусор хорошенько размягчают в центрифуге, а затем вымачивают в аммиаке — весьма непригодной для человеческого пищеварения субстанции — и пропускают через мясорубку. В результате из мерзкого вида бледной биомассы получается бодрый румяный фарш, так и просящийся на сковородку.

Публика в шоке, Джейми театрально хмурит брови, видео расходится по всему миру. И вот уже корпорация в панике вывешивает на своем сайте извещение о том, что рецепт приготовления котлет изменен, хоть и вовсе не из-за коварных манипуляций назойливого англичанина.



Несмотря на пикантность ситуации, я вовсе не собираюсь обсасывать косточки этого скандала. Наоборот, пользуясь случаем, хочу провернуть нечто совершенно противоположное — а именно, признаться в любви.

Дело в том, что к розовощекому вихрастому Джейми я питаю самые нежные чувства с тех пор, как он был совсем еще юнцом и восходящей телезвездой, а не главой гастрономической империи и упитанным отцом трех девочек со смешными цветочными именами и сына, названного, без шуток, Дружок Мишка.

Конечно, мне приходится нелегко, учитывая, что к другому именитому шефу, оторве шотландских кровей Гордону Рамзи, я питаю не менее теплые чувства. И все-таки Оливер — это первая любовь.

Удивительно, как незнакомый мужчина из телевизора может порождать столько умиления в девичьем сердце. Магия британского повара в том, что, и топча видавшими виды резиновыми сапогами огородную грязь, и будучи по локоть в говяжьем фарше, он — само олицетворение уюта, словно клетчатое кухонное полотенце. То, как небрежно он закутан в свои фланелевые рубашки, как припечатывает округлое словечко «lovely» ко всему на свете, от куриного яйца до дуршлага, и то, что в его книгах регулярно встречаются строчки в духе «если к вам внезапно нагрянули гости, просто достаньте из морозилки заготовку для шоколадного печенья», — разве может перед всем этим устоять женщина, будь ей 10 лет или все 80?

Ну, а факт, что с некоторых пор этот прекрасный увалень, способный без проблем стать звездой кастинга на роль Карлсона, еще и вышел на тропу войны с мировым злом, только усиливает безответную девичью любовь!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.