Вот несколько событий, которые происходят одновременно в радиусе двухсот метров в стамбульском райончике Фенер.



Время действия — апрель 2015-го. Вселенский Патриарх Варфоломей, несмотря на почтенный возраст, бодро взбирается по лестнице собора, обгоняя охранников в стильных костюмах. По дороге он успевает благословить прихожанина, который просеивает песок от свечного нагара. За углом, в антикварной лавке, в это время проходит аукцион. Серьезные мужчины в поживших строгих костюмах повышают ставку на пять лир и покупают медные дверные ручки, фигурку водолаза и фарфоровый чайник с розеткой (инновация 60-х). У входа в лавку курит женщина с османской саблей в ножнах. Она счастлива и хвастается подруге удачной покупкой.

Мимо плетется задумчивая дворняга, предками которой явно был кто-то из лабрадоров. Наискосок, на небольшой площади, окруженной греческими кафе: моют мылом пузатый мерседес, фотографируются жених и невеста (на редкость красивая пара), задумчивый старик катает на маленькой перевозной карусельке радостную девочку, крутя ручку скрипучего механизма. Тут же наглый и толстый подросток продает фаршированные рисом мидии. Поливает их лимоном, забирает полторы лиры и сразу же пытается всучить Над скособоченными деревянными особняками, на балконах которых сушатся ковры-ветераны, пролетает самолет.

В кафе Naftalin, забитом до отказа артефактами, подтверждающими название, на бархатном кресле дремлет кошка. Ее сон охраняют старые радиоприемники, пластинки певицы Далиды, статуэтки балерин и потертые портреты усатых султанов. А за столиком этого кафе на улице пьет кофе по‑турецки (с кардамоном, количество сахара — медиум) девушка-мусульманка. Она засунула мобильный телефон под расписной платок, крепко затянутый вокруг симпатичного лица, и бодро щебечет в трубку. Освободившимися руками что-то ищет в сумочке. Такой вот исламский лайфхак.

Солнце уже не греет и, позевывая, готовится к закату. Напоследок оно щедро одаривает всех вышеперечисленных насыщенным бронзовым светом: и патриарха, и прихожанина, и девушку с саблей, и девочку на карусели и ее папу, и собаку, и кошку, и жениха с невестой, и статуэтки, и модницу в платке.

В мраморе воды бухты Золотой Рог дневному светилу на прощание всплескивает хвостом дельфин.

Я не представляю, как все это можно запечатлеть на одном фотоснимке.

У меня получился только фрагмент. Но какой!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.