В Москве, на Чистых прудах открыли «укулелешную». Это такое хипстерское кафе с бургерами, самодельным лимонадом и ничегосебетак кофе. Кроме того, здесь продают укулеле. Маленькие гавайские гитарки висят на стене, поблескивая в лучах зимнего солнца полированными боками.

Я так и представляю себе поход учредителей этого заведения к инвестору:

-Здравствуйте, в это трудное время, когда страна переживает экономический кризис, у нас есть, как нам кажется, отличная идея стартапа. Мы в центре города хотим открыть магазин миниатюрных гитар! Что вы думаете по этому поводу?

Меня восхищают люди, которые совершают маленькие эстетические революции. Не глобальные, как Стив Джобс, а неочевидные, но от того не менее важные.

Я хочу, чтобы и на этом, и на том свете хорошо жилось человеку по имени Генри Рот, который изобрел шоколадное яйцо «киндерсюрпрайз». Генри придумал упаковывать пластиковый контейнер с игрушкой в шоколад. Сейчас нам кажется: что может быть очевиднее? Но нам остается только предполагать, какова была траектория полета мысли этого швейцарского дизайнера в начале семидесятых годов прошлого века.

— Так, а что, если нам залить шоколадом оловянного солдатика? Нет, это негигиенично… Дети будут облизывать железо. Остатки липкого шоколада забьются в маленькие детали игрушки… А что, если… Если игрушку поместить в капсулу… А капсулу, например, в яйцо?

Я не просто так упомянул «тот свет», на котором, как и все мы, рано или поздно окажется Генри. Если верить в закон кармы, когда тебе «причитается по заслугам твоим и добрым делам», то, уверен, для изобретателя уже давно отведено место в пантеоне — столько миллионов детей он сделал на миг счастливыми!

Многоступенчатая радость ребенка: осознание, что ты являешься обладателем вкусняшки, да еще и маленькой игрушки внутри. Азарт исследователя, предвкушение: что же там тебя ожидает? Нам, взрослым, увы, все труднее и труднее вспомнить эти ощущения.

Или взять «тимберлэнды», легендарные желтые ботинки. Каким складом ума и какой смелостью нужно обладать, чтобы выступить на рынке с таким продуктом?

— Мы придумали новую обувь для дождя, луж, снега и грязи. Нам кажется, что за ней будущее.

— Отлично. Черные кожаные ботинки всегда в цене, хорошо продаются.

— Нет-нет, наши — желтые. Они из нубука.

-…

За этим многоточием спрятались удивление, шок, сомнение во вменяемости изобретателя. Мысли о том, вызвать ли охрану или уйдет сам? Человека, который не придумал эти ботинки, но рискнул и профинансировал их производство и позиционирование на рынке, звали Натан Шварц, одессит, между прочим.

Таких примеров в окружающем нас социуме можно найти множество. И я, конечно, не сравниваю открытие «укулелешной» с этими глобальными проектами. Масштабы совершенно разные. Но она — жива и процветает. Впрочем, конкретно я там не бываю, ибо лимонада не пью и на гитаре не играю.

Но, поскольку живу рядом, часто прохожу мимо этого заведения. И вот вчера, гуляя в вечерних сумерках, я увидел через окно, немного заиндевевшее от мороза, удивительно нежную картину: там, в уютном тепле, в креслах, на табуретках и на подоконнике сидели семь девушек с маленькими гитарками. Преподаватель учил их правильно брать аккорды. Мимо меня прогромыхал трамвай, напичканный людьми, возвращающимися с работы. Рядом, чертыхаясь, поскользнулся пьяница. Прошли, рассуждая о новой компьютерной игре, два половозрелых школьника в шапках с помпонами.

А я все стоял и завороженно наблюдал за этими девушками. Я не слышал их музыки, но прям чувствовал, как гавайское солнце, приправленное московской грустью и женским одиночеством, вырывается в небо трелями, застывая и тут же превращаясь в тихие снежинки.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.