Несколько лет назад, бродя по шведской столице, я поразился полному отсутствию Карлсонов. Но не людей, носителей этой самой распространенной в тех краях фамилии, конечно. Я имею в виду легендарного персонажа книжек Астрид Линдгрен.



Карлсон


Вот Пеппи Длинныйчулок — как собак нерезаных. Есть глиняные Пеппи, тряпичные Пеппи, восковые, стеклянные. Сеть игрушечных магазинов носит имя Пеппи, детские кафе и парикмахерские — «Пеппи». Ее веснушчатое лицо и рыжие косички встречаются на каждом углу в логотипах, афишах и на пачках чипсов.



Карлсоном и не пахло. Только в пятом (!) по счету книжном магазине я нашел хотя бы книжку — одну из повестей о «в меру упитанном» Толстом Бочонке из Вазастана на причудливом шведском языке. Все как положено: с кружочками над буквой «А», но… без единой картинки!



Карлсон


Возник вопрос: отчего в Швеции Карлсон не так популярен, как у нас?



Вообще-то это странно: харизматичный герой-проказник, трогательная дружба с Малышом, курощение булочками, низведение плюшками, тысяча паровых машинок, хранящихся в домике на крыше, рецепт супер-лекарства из варенья и прочие приключения — как его можно не любить? Недоумение. Выдвигались разные версии, вплоть до паранойи шведов по отношению к педофилии.



Все оказалось куда печальнее, друзья. Следствие окончено. В итоге — потрясение устоев, досада и горькое послевкусие от открытия. Во всем виноваты шведские кинематографисты.



Дело в том, что примерно в то же время, когда в нашей стране появились замечательные мультфильмы Бориса Степанцева о Карлсоне, голос которому подарил великолепнейший актер Василий Ливанов… в то же вре- мя в Швеции сняли фильм про в меру упитанного мужчину в самом расцвете лет.



И этот фильм стал хрестоматийным, как и наш мультик. Его показывали много раз по телевидению, главная песенка навязла у всех в зубах. И с тех пор все последующие поколения шведов Карлсона не любят.



Карлсон


Их можно понять. Потому что в картине он: а) вообще не мужичок-добрячок; б) настоящий подонок, вредный юноша, да еще и со странной прической — проплешиной.



Мы видим постоянно рыгающего, туповатого летающего гопника, у которого только две мысли: пожрать и навредить всем окружающим. И ты, зритель, очень даже понимаешь и поддерживаешь родителей Малыша, которые запрещали ему встречаться с таким монстром.



Помните, в книге Астрид Линдгрен описала систему оперативной связи между Малышом и Карлсоном? Веревочка, выходящая из окна Малыша, заканчивалась колокольчиком у домика Карлсона. Один звонок означал: «Немедленно прилетай!» Два звонка: «Не прилетай ни за что!» Три звонка просто трогательно сообщали: «Как хорошо, что на свете есть ты, Карлсон».



Шведскому, не нашему, Карлсону, я звонил бы ежедневно два раза. Так, на всякий случай.



Приведенные фотографии, кадры из того фильма, не передают всю отрицательную харизму и отсутствие обаяния у героя, но даже при беглом их просмотре вам станет очевидно, друзья, как это стало очевидно мне: такого Карлсона любить невозможно.


ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.