Алекс Дубас

У меня есть фобия: вот уже пару лет я почему-то часто думаю о слепоте. К примеру, читаю книгу, а в ней написано: «И она начала терять зрение». Или смотрю фильм, а там звучит: «Его мир погрузился во тьму», и меня такое коробит. Неприятный холодок свербит в груди, и создаются самые ужасные мыслеформы. Сразу оговорюсь, с глазами у меня все в порядке.

Я всегда стараюсь идти навстречу своим страхам, будь то сложные объяснения или непростой разговор. Вот и в этот раз тоже попробовал — взял и лишил себя зрения. Залепил глаза ватой и скотчем и провел сутки в полной темноте. Главная цель поступка — посмотреть внутрь себя, понять что-то новое.

Рядом были друзья. Без них ничего бы не вышло. Для них, возившихся со мной сутки, ничего бы не вышло. С одной стороны, можно было шутить, глумиться и резвиться (что мы с азартом и делали), но с другой стороны, я понимал и чувствовал, что они полностью осознают возложенную на них ответственность — быть поводырями практически беспомощного друга.

В моей заметке фотографии важнее и красноречивее, чем текст. Многое еще предстоит осмыслить и сформулировать. Описать ощущения пока не очень получается. Но вот первые эмоциональные впечатления. Жутко болят с непривычки глаза. Обоняние у нас не развито вообще. Тактильные ощущения — ни к черту. Я трогал буквы на кожаном меню, на каких-то будках, на памятнике, даже на почтовом ящике. Бесполезно! Этому надо учиться месяцы!

Алекс Дубас

Гурманы едят с закрытыми глазами. Теперь мне понятно, почему. Это как с музыкой. Ты просто физически не можешь есть наспех и поэтому чувствуешь вкус всех ингредиентов по отдельности и одновременно в целом. Вкусовые рецепторы приходят на подмогу. Ты наслаждаешься едой, не отвлекаясь на картинки.

Опыт с кино. Чудесный человек работает в кассе кинотеатра «5 звезд на Новокузнецкой». Армянин. Описать его не могу, потому что не видел его, хотя и покупал билеты. Не стал брать плату со «слепого» и сам вызвался проводить до зала. Странно было слушать фильм. За 20 минут из диалогов я не смог понять вообще ничего. Обсуждал сложившуюся у меня картинку с друзьями — тотальное несовпадение. Потом специально пересмотрел этот боевик с Джейсоном Стэтемом — земля и небо. Герои выглядят и двигаются совершенно иначе, чем я себе представлял.

Эскалаторы в метро нестрашные, если рядом товарищи. В ресторане официант политкорректно не принес мне меню. Даже маленький бордюр, несчастная приступка, представляет невероятную опасность для незрячего человека.

На улицах, в метро (по рассказам друзей) у людей работает «эффект второго взгляда». Первый фиксирует что-то ненормальное, второй раз человек уже оборачивается, чтобы пристальней посмотреть на аномалию. То есть на меня. Но мне до социума вообще не было никакого дела. Я его не видел. А вот мои поводыри в какие-то моменты испытывали необычные и новые для себя ощущения.

Алекс Дубас

Я ни разу не вспомнил цвета. Красный, голубой, оранжевый — эти слова ничего не значили для меня ровно сутки.

Зато мир звуков ошарашил сразу! Мы зашли в бар, знакомый мне и раньше. Так вот, я слышал буквально все! Как переговариваются две подружки за столиком в десяти метрах от нашего. Как бармен кладет в стакан лед. Как кто-то вдалеке набирает SMS. Я различал не только шепот, но даже его полутона. Улавливал мотивы, нюансы, главный ритм — и все это не сливалось в сплошную какофонию. Вот очень коротко, о первых впечатлениях. Через какое-то время я наверняка еще (уверен не раз) вернусь к этой теме.

А пока дай бог нам всем видеть, слышать, гнать, дышать, держать. a.dubas@imedia.ru

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.