Я веду прямой репортаж со своего балкона. Этой осенью отсюда можно видеть великолепные, сочные закаты над Сретенкой. Наблюдательный пункт застеклен, но холодный воздух все равно бодрит. Зябко. Только чай с травами и увлекательная книга позволяют задержаться здесь еще на некоторое время.

На переднем плане — выцветшая, а когда-то ярко-голубая лодка-долбленка. Я выменял ее у мальчишки с индонезийского острова Комодо. Сделка была относительно честная: паренек получил от меня бейсболку с прикрепленным к козырьку вентилятором. Он, конечно, еще не видел такого чуда и потому был на седьмом небе от счастья. Однако чувство стыда до сих пор свербит где-то внутри: кепка досталась мне на какой-то технологической выставке, где их раздавали горстями, а лодка — продукт ручного труда и чуть ли не единственная игрушка, которая есть на Комодо. Гуманитарная помощь в виде китайских кукол не доходит до этого потерянного в Индийском океане острова.

Хижины местных рыбаков — двухэтажные. Они стоят на сваях, на случай проливных дождей и паводка. Внизу — хлев и столовая. Здесь живут козы, овцы, петухи и обедает семья. Тут же мастерская. В ней глава семьи чинит рыболовную сеть или строгает сыну вот такую лодку. На втором ярусе — циновки для ночлега и антимоскитные сетки, висящие на прутьях. Стен в таких домах нет.

[IMAGES][IMAGE caption=bottom][SRC]/upload/attach/685/6857db7a0a2afa0779a3df89aaca0657.jpg[/SRC][CAPTION][/CAPTION][SOURCE][/SOURCE][/IMAGE][/IMAGES]

На пляже, куда мы десантировались с нашей яхты — рисованные от руки плакаты общественных организаций с призывом к местным не испражняться на пляже: угроза холеры.

Но не ради жителей рыбацкой деревушки белые туристы проделывают долгий и утомительный путь на этот остров. Они тратят тысячи долларов только ради того, чтобы посмотреть на «драконов Комодо». Последний «привет» мезозойской эры, гигантские вараны — пожалуй, самые отвратительные существа из тех, что мне доводилось видеть. Честно говоря, «драконы» — слишком красивое название для этих рептилий. Ни до, ни после того визита на остров я не видел подобного зрелища (и очень надеюсь, что не увижу) — когда трехметровые пресмыкающиеся едят козлиную тушу и совокупляются одновременно.

Каждый год они сжирают или заражают смертельными укусами 10−15 мальчиков с корабликами. Однако местным жителям санкциями различных организаций, начиная с ЮНЕСКО, строжайше запрещено бороться с варанами. За ограничение передвижения драконов по острову-заповеднику и тем более за их убийство, даже в целях самозащиты, каждому грозят долгие и беспросветные тюремные годы.

Ежегодное жертвоприношение человека дракону (совсем как в старых сказках) происходит и сейчас — в XXI веке. Когда над Сретенкой такие персиковые закаты. Когда вы читаете эту заметку на смартфоне в любимой кофейне или на глянцевой бумаге, сидя в очереди к доброму стоматологу, который, конечно же, не сделает вам больно…

А лодка с тех пор стоит у меня на балконе и, кажется, скучает по океанским закатам. Ну и я вместе с ней иногда.
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.