Одни с наслаждением вспоминают детские годы с высоты прожитых лет. Другие, напротив, уверены, что были счастливы и беззаботны в то время, и теперь без этого им тяжело. Но детство дорого каждому, каким бы оно ни было.

Мое — одиноким, хотя, думаю, тогда многие мне завидовали. Лишь сейчас, будучи отцом, я понимаю, что родители, отдавая все свое время работе, любили меня не меньше, чем я их.

Забавно, но в 90-е, в период краха коммунизма, многое было впервые не только для меня, ребенка, но и для моей семьи. Мы испытывали одни и те же эмоции — это, конечно, стирало возрастные границы.

Однажды все отдыхали на даче, и я оказался среди взрослых. На очередном дне рождения одного из теперь уже имен нарицательных и, безусловно, личности состоявшейся, Борис Абрамович спросил меня, сидящего напротив: «А ты чей будешь?» Не ожидая такого внимания, в растерянности я ответил: «Папин!» Чем, конечно, вызвал громкий смех всех собравшихся. В тот момент я был готов провалиться сквозь землю, но сейчас расплываюсь в улыбке.

Теперь мне уже не важно, сколько времени я провел с папой или мамой в детстве. Важно, что они оттуда, из него. Они любили, верили и гордились мной, да и сейчас при каждой встрече показывают, что по‑прежнему любят, верят и гордятся.

«Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений». Это мне «Детство» Л. Н. Толстого припомнилось, который, виртуозно владея русским языком, так точно передал мои мысли о той поре.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.