Алеся Кафельникова
На Алесе: джинсовое платье, пальто — Alexander Terekhov

Модели Алесе Кафельниковой всего семнадцать, но она уже знает цену популярности: новости о том, похудела девушка или поправилась, не сходят со страниц «звездных» изданий, а подписчики в «Инстаграме» взахлеб обсуждают ее роман с хоккеистом Германом Рубцовым и разрыв с сыном Аркадия Новикова Никитой. Grazia встретилась с Алесей, чтобы расставить все точки над «и» в истории с анорексией, а заодно узнать о ее карьерных планах, отношениях с поклонниками и знаменитым отцом.

За вашей жизнью следят двести тысяч подписчиков в «Инстаграм» — вас задевают их негативные комментарии?

Ничуть. Я не обращаю внимания на замечания незнакомых людей в сети и прислушиваюсь к мнению близких: они прямо скажут, если я что-то сделаю не так. Раздражают только комментарии о том, что у меня анорексия — потому что это неправда. Что такое анорексия? Это болезнь, когда люди отказываются от еды. А я нормально питаюсь и комфортно себя чувствую.

Расскажите о своем питании?

Раньше я придерживалась диеты, следила, чтобы еда была приготовлена на пару. Но после заключения контракта с агентством Elite мое меню стало заметно шире: теперь я почти не считаю калории и могу позволить себе любимые орехи — обожаю их! За раз могу съесть, наверное, граммов двести. Но на фигуре это не сказывается, потому что я очень много плаваю и хожу пешком.

Алеся Кафельникова
На Алесе: платье, туфли, перчатки — Edem Couture

Недавно вы выложили в «Инстаграм» селфи в поддержку Ким Кардашьян и ее борьбы с бодишеймингом. Как на это отреагировал папа?

Я спросила у него разрешения перед публикацией. Он повозмущался немного, но когда я объяснила, что это борьба с бодишеймингом, одобрил. Мне было очень неприятно, когда журналисты писали о моей вымышленной анорексии. Особенно когда эту историю подхватил Daily Mail. Послушайте: мне нравится моя худоба, я люблю свое тело. Люди, работающие в модной индустрии понимают, что это красиво. Это не проблема — быть худой и здоровой.

Как ваш папа относится ко всей этой истории с анорексией?

Вообще, он сам ее начал. Это ведь папа в «Перископе» пошутил: «Люди, скажите Лесе, что она болеет анорексией». Неудачная вышла шутка — мы даже начали волноваться, что она отразится на моей карьере. Потом папа сделал опровержение и нападок на нас стало меньше. В последнее время мне об этом вообще почти не пишут. И не надо: я ведь здорова! До 43 килограммов я худела постепенно — за пять месяцев на правильном питании. У меня не было ни резких перепадов веса, ни обмороков. Да, я скинула девять килограммов, но потом так же долго набирала их обратно.

Алеся Кафельникова

А папа вообще влияет на вашу карьеру?

Многие считают, что отец мне помогает, вкладывает в меня деньги. На самом деле, нет. Это сейчас он ходит на показы и гордится мной, а сначала был против, злился, что я хочу работать моделью, и даже слышать не хотел ни о каких контрактах и агентствах. Единственная папина помощь — фамилия, которую все знают. Так что да, отчасти я популярна благодаря отцу, но финансовыми вложениями тут и не пахнет. Если бы у меня не было модельных данных, я бы не стала моделью.

И, наверное, не получили бы контракт с британским агентством. А с чего вообще началась ваша карьера в Англии?

Со звонка из модельного агентства Elite — я тогда как раз училась в Лондоне. Меня пригласили на день открытых дверей, я сделала пару модельных тестов, но полноценного сотрудничества не вышло — на тот момент мне еще не было шестнадцати. Потом я вернулась в Москву и связь с агентством на время прервалась. А в сентябре 2015 года скауты Elite прислали моим родителям письмо с предложением заключить контракт на пять лет. По условиям этого контракта у меня будет съемная квартира в Лондоне, деньги на карманные расходы, ну и зарплата в фунтах. Но в Лондоне все ратуют за здоровье и естественность, поэтому их модельные стандарты отличаются от парижских. Когда я впервые приехала в Elite, то весила 43 килограмма. Мне велели поправиться и сказали, что бедра в обхвате должны быть от 88 см до 92 см. А в Париже, например, — не больше 88 см.

Алеся Кафельникова
На Алесе: кимоно Alexander Terekhov
Почему вы перестали сотрудничать с российским агентством Avant?

Avant — хорошее агентство, пожалуй, лучшее в России. Многие думают, что я там с кем-то поссорилась, но истинной причиной моего ухода была ревность. В какой-то момент девочек в агентстве стало очень много и я злилась, что мне уделяют меньше внимания. Вот и все.

С какими дизайнерами вам хотелось бы поработать?

Я уже снималась для Valentino Couture в двадцатиградусный мороз в кутюрных платьях, за которые волновались больше, чем за меня. Теперь мечтаю открыть показ Louis Vuitton. В модном бизнесе есть очень важные шоу — например, Prada и Louis Vuitton. Если модель участвует в них, то карьера взлетает.

А какие бренды занимают особое место в вашем гардеробе?

Таких нет. Более того, моделям прямо советуют не отдавать предпочтение какому-то определенному бренду — это может навредить карьере, у дизайнеров свои отношения друг с другом. Так что я, как и все, одеваюсь в Zara и Topshop. Я фанат спортивного стиля и все время ношу либо спортивные костюмы, либо джинсы и майку. На мероприятия с удовольствием наряжаюсь и крашусь, а в повседневной жизни — нет.

Алеся Кафельникова
На Алесе: топ, брюки — Vika Gazinskaya, туфли Valentino
То есть, много на одежду вы не тратите?

Если я и хожу по магазинам, то только заграницей. Чтобы папе было спокойнее: он нервничает, когда видит много нолей и легче переносит чек на 1000 евро, чем на 100 000 рублей. Но если честно, одежда в списке моих трат далеко не на первом месте — я скорее куплю амуницию для верховой езды, чем новую сумку.

Расскажите про отношения с Никитой Новиковым. Почему вы расстались?

Вокруг нашего разрыва было много сплетен, в том числе, и про измены, но на самом деле, мы просто охладели друг к другу. Он учится в Бостоне — мы редко виделись, не понимали и не чувствовали друг друга. Поэтому решение, что я буду заниматься карьерой, а он учебой, было принято совместно. Сейчас мы не общаемся — это было бы слишком тяжело. Здороваемся, когда встречаемся в компании, но не больше.

Как папа отнесся к разрыву с Никитой?

Папа это никак не комментировал, просто поддерживал и был рядом, когда мне было тяжело. Сейчас он за другого кандидата.


Редакция благодарит бар MOTEL за помощь в проведении съемки.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.