Grazia: Мы встречаемся в кабинете режиссера — интересно узнать, что для вас режиссура.
Алла Демидова: Это главное, что есть в театре. Это идея, направление, путь. И если человек талантливый, за ним всегда интересно идти. Сказать честно, я никогда не спорю с режиссерами… Уже потом могу что-то подправить, но в своей правоте не убеждаю.
Александр Горчилин: А не было ли такого, что вы неосознанно давили на режиссера своей манерой работать?
А.Д.: Никогда в жизни.
А.Г.: Когда мы репетировали один спектакль, на определенном этапе я вдруг понял, что режиссер меня боится. Во время разговора с нами он смотрел в глаза другим артистам, а не мне. Я испугался, не нарушил ли я этический момент и не полез ли в его дело. С другой стороны, ничего специального для этого не предпринимал.
А.Д.: Вообще, когда режиссер боится актера, это неплохо. Меня тоже почему-то всегда все боялись. Но, в отличие от вас, мне везло — я работала с такими прекрасными режиссерами: Любимовым, Эфросом, Васильевым, Виктюком, Терзопулосом… А чуть что — мне каждый раз удавалось уползать. Даже в кино: если не подписываешь договор — а я научилась это делать, — иногда после двухтрех съемочных дней уползала.
А.Г.: Просто уходили со съемок?
А.Д.: Да. И потом в моих костюмах снимались другие актрисы. И если я вам сейчас назову их имена — чего, естественно, не буду делать, — вы поймете, что это были очень известные артистки и фильмы.


Grazia: Саша, а вы что думаете о режиссуре как актер, снявший фильм (драму «Кислота». — Примеч. Grazia)?
А.Г.: Это то, что у меня получилось сделать. И в принципе хотелось бы еще. Но все же я относился к себе как к актеру, сыгравшему режиссера. Это, кстати, первый совет, который мне дал Кирилл Семенович.
Grazia: А как вы понимаете, видя нового актера, хороший он или нет?
А.Д.: Актер проявляется после 40 лет. До он может быть интересным, потрясающе индивидуальным, но это только заявка. Если не найти себя до 40, карабкаясь по гладкой стене… Потом о нем можно просто забыть. Нашедших себя сегодня мало.
А.Г.: Но есть.
А.Д.: Кто?
А.Г.: Агранович.
А.Д.: Да, я с вами согласна. Но он поздно начал, уже после 40.
А.Г.: Может быть, поэтому в нем столько азарта.
А.Д.: Это не азарт. Это объемность. Когда, кроме харизмы, юмора, легкого отношения к зрителям, у человека за плечами видна такая тоска, такой обрыв… Кстати, этот объем я увидела с самого начала и в вас, Саша. Но вам это дала природа: с одной стороны, внешность современного Пьеро, с другой — бесшабашное хулиганство внутри. Что будет дальше, посмотрим.
А.Г.: Согласен, специально эти вещи я не нарабатывал. Главное, как мне кажется, научиться слушать себя и самому определить те свои внутренние качества, которые помогут играть. Нужно разглядеть в себе этот объем, а не наращивать его искусственно. Тот же Агранович знает в себе эту тоску, но создает видимость веселого и циничного человека.
А.Д.: Вы правы, актеру важно понимать себя и развивать индивидуальность. Но нужно и уметь все, что видишь вокруг и тебе нравится, присваивать и делать своим. На этом актерская профессия и основана. Дальше — дело вкуса,
а вкус — это талант. От актера без вкуса талант со временем уходит.


Grazia: Артист — только исполнитель режиссерской воли или может претендовать на соавтора?
А.Д.: С одной стороны — исполнитель, с другой — и автор тоже.
А.Г.: Я, честно говоря, вообще не думаю об этом.
А.Д.: А придется. Все-таки техники у вас пока маловато.
А.Г.: Это правда, я это осознаю.
А.Д.: Нужен голос, посыл, энергетика… Это ультратехнические вещи. Только на них нельзя сидеть, но и без них никуда.
А.Г.: В то же время я задаю себе вопрос: не закончится ли искренность, кодда включится мастерство? Я иногда прихожу во МХАТ, смотрю на сцену и вижу настоящих артистов. Они все могут: и шутку сказать, и заплакать. Я таким быть не хочу, потому что для них это ничего не стоит.
А.Д.: Именно поэтому актер должен быть и автором. Скрипка без хорошего музыканта — просто инструмент. Хороших актеров сейчас довольно много. Мало кто играет плохо. Все научились быть естественными, не врать… Но почти все играют «я в предлагаемых обстоятельствах».
А.Г.: Но зачем отстраняться от себя самого?
А.Д.: Иначе вы всегда будете одинаковым. Поверьте мне: чтобы играть, надо, помимо себя, что-то другое привносить в образ. Конечно, не бывает опыта будущего, но есть опыт прошлого. И здесь мы с вами не вровень идем — к сожалению, у меня он есть и, кстати, часто мешает.
А.Г.: Чем?
А.Д.: Он лишает непосредственности, я заранее знаю результат, и мне скучно. Меня мало что удивляет, все слишком прозрачно — и люди, и их реакции.


Grazia: А какие нехорошие качества в вас воспитала именно профессия?
А.Д.: Таких очень много… Всю жизнь мечтала вести себя так, как хочу, но я даже не умею этого делать. Всегда подстраиваюсь. В данном случае — под наш разговор: я человек молчаливый, а сейчас треплюсь… Это актерский горб.
А.Г.: На всех работа влияет по‑разному. Кто-то становится успешным и начинает заниматься своей популярностью, а у меня, наоборот, появилось много снобизма и внутренних противоречий. Например, прав ли я, что так брезгливо отношусь к некоторым артистам, которые позволили себе сесть на иглу народной любви и обслуживать это признание? Хотя отдаю себе отчет, что по сравнению с некоторыми из них, как актер, я и шага не могу ступить. Может быть, я тогда и не актер вовсе? А в обычной жизни профессия меня закрыла. Комфортно мне бывает в редких случаях — с близкими друзьями. Стало тяжелее найти даже не партнера на сцене, а партнерства в жизни.
А.Д.: А с годами еще хуже будет.(Смеется.) Знаете, чужой опыт никог- да не учит, но я все-таки вам скажу. Главное — общаться с талантливыми людьми. Как бы вы к ним ни относились. Талант талант питает.
Grazia: Вы, кстати, любите себя как актрису?
А.Д.: Иногда ненавижу.
Grazia: А как реагируете на людей, которые вашу ненависть разделяют?
А.Д.: Люблю натыкаться на них. Сразу понимаю, кому я противопоказана и к кому точно не нужно стучаться. Но круг своих зрителей все равно иногда хочется расширять. Это, конечно, возможно, но я выбрала другой путь.
А.Г.: Было когда-нибудь желание его изменить?
А.Д.: Безусловно, до сих пор такие мысли возникают. Все-таки иногда я даю концерты, выхожу на сцену — и зритель мне как бы нужен. Поэтому иногда вляпываюсь в какую-нибудь телепередачу. Сидишь там и думаешь про себя: «Ну что, ты совсем уже дура, что сюда пришла?!"
А.Г.: (После паузы.) А я вот сейчас понимаю, что о каких-то вещах уже не думаю. И наш разговор заставил меня рефлексировать на тему глубины и наполненности. Действительно, в последнее время я перестал развиваться, сижу и упиваюсь тем, что мы сейчас делаем.


А.Д.: Потому что определенного успеха вы достигли. Благодаря и своему фильму, и своей индивидуальности, которая обращает на вас внимание. Нужно искать талантливых людей в самых разных направлениях. Диалоги с ними и дают ту наполненность, без которой идешь назад.
Grazia: А присутствует глобальное ощущение, что завтра все-таки будет лучше, чем вчера?
А.Д.: Такое было, может, лет в пять. (Все смеются.) Вообще, зачем пытаться заглянуть в будущее, если непонятно, что будет через десять минут? Сама я мистик и в основном плыву по течению. Важно точно понимать свою судьбу
и не слишком-то наступать на свои желания. Хотя иногда приходится. В самом начале жизни у меня было четкое ощущение, что кто-то меня направляет. Эту энергию нужно стараться услышать внутренним ухом. У вас есть такое ощущение, Саша?
А.Г.: Да.
А.Д.: Оно дорогого стоит. Значит, кто-то на тебя обратил внимание и ведет. Но потерять эту связь довольно легко.
Grazia: Будучи людьми разного возраста и имея абсолютно разный опыт, вы остаетесь очень современными. Как вам это удается?
А.Г.: Смотря что вы подразумеваете под современностью. Мне кажется, это значит просто быть искренним.
А.Д.: Нет, Саша, вы сейчас или лукавите, или не совсем правильно формулируете свою мысль. Ощущение современности есть. Когда непонятно, каким органом ты чувствуешь вибрации сегодняшнего дня. Направление в моде, мыслях, искусстве или даже политике, которой я совершенно не интересуюсь. Какой орган воспринимает этот сегодняшний ритм? Я не знаю. Но он пока жив. У Саши он точно есть, вы правы. Острый и талантливый человек всегда современен. Другое дело, что талант иногда уходит, если ему не служат, не отдают ему все. Абсолютно все. Иногда талант питается совершенно ужасными вещами…
Grazia: Но он того стоит?
А.Д.: Если говорить обо мне… Я живу практически в скиту. Это не значит, что я не общаюсь с людьми, но все равно нахожусь в одиночестве. И сказать честно, от этого очень страдаю. Но тем не менее понимаю, что такая моя планида.
А.Г.: По правде говоря, мне нечего добавить по этому поводу. Но внутренне я очень разделяю вашу позицию.

Фото: Антон Земляной.
Стиль: Алиса Жидкова.
Записал: Денис Мережковский

на Александре: жакет из хлопка, вискозы и шелка, джинсы, хлопковые носки — все Dior; кожаные туфли, Lloyd, Rendez-vous. макияж: Oльга Чарандаева для Оribe. Ассистент фотографа: Павел Веденкин. Ассистент стилиста: Виктория Казарян. Продюсер: Ульяна Кальсина

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.