Анджелина Джоли
Анджелина Джоли

GRAZIA: О чем ваш новый фильм «Лазурный Берег»?

Анджелина Джоли: Я играю страдающую от депрессии бывшую танцовщицу Ванессу, а Брэд — ее мужа Роланда, пьющего писателя. Оба переживают трудные времена. В надежде на перемены они уезжают к морю, она — прихватив платья и коробки с шляпами, он — печатную машинку. И путешествие, а точнее встреча с одной прелестной французской парой, действительно становится переломным в их судьбе. Это картина о браке, который немного напоминает войну.

GRAZIA: Подобный сюжет не повлиял на ваши отношения? Сейчас только ленивый не обсуждает, что вы с Брэдом разводитесь.

А.Д.: Признаю, решиться на этот проект было полным безумием с нашей стороны. Но как творческим людям нам все же хотелось выйти из зоны комфорта. Если бы мы только начали встречаться, такой опыт мог бы привести к разрыву. Но после десяти лет отношений мы решили проверить, сможем ли сыграть «войну», и, главное, сделает ли это нас лучше.

GRAZIA: Ожидания оправдались?

А.Д.: Более чем! Когда съемки закончились, мы постоянно шутили, что фильм сблизил нас даже больше, чем медовый месяц.

GRAZIA: То есть сценарий никак не связан с вашей личной жизнью?

А.Д.: Нет. Скорее с памятью о моей маме. Она была добрейшим человеком — пожертвовала актерской карьерой, чтобы вырастить нас с братом после ухода отца. На создание картины меня вдохновило европейское кино 60−70-х — маме тогда было около двадцати. Я написала сценарий «в стол» восемь лет назад, после того как она умерла от рака: мне хотелось исследовать, как разные люди переживают потерю близких.

кадр из фильма «Лазурный Берег»
В «Лазурном Береге» Анджелина и Брэд настолько убедительно исполнили семейную драму, что многие приняли ее за чистую монету!

GRAZIA: И каково быть режиссером фильма, в котором снимается ваш муж?

А.Д.: Сначала пришлось трудно. Брэд знает меня очень хорошо, от него не скроешь, когда я недовольна или раздражена. К тому же я волновалась, что не смогу направить его в нужный момент. Но мы договорились быть максимально честными и открытыми друг с другом — и это очень помогло.

GRAZIA: Приходилось заставлять его что-то делать в кадре?

А.Д.: Много говорить по‑французски. Дело в том, что мы сейчас довольно много времени проводим во Франции и давно собирались выучить язык. Я решила помочь мужу: запланировала много диалогов на французском. Так что ему пришлось заниматься каждый день. (Смеется.)

GRAZIA: Вы автор сценария, режиссер и исполнительница главной роли в этом фильме. Вам по силам такие нагрузки?

А.Д.: Это чем-то напоминает шизофрению! Перед камерой я странная, отчаявшаяся Ванесса. А когда говорю: «Стоп!», я уже режиссер, который точно знает, чего хочет. Согласитесь, довольно абсурдно — лежать обнаженной в ванне и давать указания съемочной группе! Наверное, я больше не буду играть в своих фильмах центральных персонажей. А вот от роли режиссера отказываться пока не собираюсь.

GRAZIA: Весь мир обсуждал ваши операции (в 2013 году Анджелина перенесла двустороннюю профилактическую мастэктомию, а в 2015-м — удаление яичников. — Примеч. Grazia). Быстро ли удалось оправиться?

А.Д.: Да. Я очень рада, что решилась на этот шаг. В моей семье женщины умирали от рака до пятидесяти лет. Похоже, у меня появился шанс пережить их. Знаете, мне нравится становиться старше, я еще могу столько всего сделать! Спасибо Брэду: благодаря его поддержке я не чувствовала себя ущербной после операции — мой муж этого никогда бы не допустил.

Дайан Крюгер
Несмотря ни на какие слухи, эта пара по‑прежнему самая главная в Голливуде!

GRAZIA: Над чем вы сейчас работаете?

А.Д.: Снимаю картину «Сначала они убили моего отца: Воспоминание дочери Камбоджи» по мотивам мемуаров Лун Ун (камбоджийская писательница, в 70-е годы ставшая жертвой геноцида. — Примеч. Grazia). Это история девочки, которая вместе со своей страной перенесла тяжелые испытания во время правления красных кхмеров.

GRAZIA: Что лично вас связывает с Камбоджей?

А.Д.: Эта страна изменила мою жизнь, и новый фильм можно считать признанием в любви к Камбодже. Если бы я оказалась в Азии или Африке в 14 лет и увидела настоящую боль и борьбу, то поняла бы, как я эгоистична и насколько ничтожны все мои проблемы. А еще Камбоджа — родина моего сына Мэддокса. Ему всего 14 лет, но он уже здорово помогает мне с продюсированием, на встречах всегда сидит рядом, он — моя правая рука.

GRAZIA: Какие приоритеты на будущее у вас сейчас?

А.Д.: Я довольно скрытный человек. Не люблю шумные вечеринки, предпочитаю проводить время дома, с семьей. К тому же я не планирую сниматься вечно. Возможно, вскоре буду работать только за камерой, а не перед ней. Сейчас я хочу сосредоточиться на детях и сделать все возможное, чтобы защитить и направить их в правильное русло, пока они не выпорхнули из дома.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.