12 июля в прокате появится продолжение приключений доисторических зверей — «Ледниковый период — 4: Континентальный дрейф»! Двух полюбившихся зрителям персонажей — ленивца Сида и мамонтиху Элли — вновь озвучили теле- и радиоведущие Антон Комолов и Ольга Шелест. GRAZIA встретилась с ними, чтобы поговорить о том, умеют ли они плыть по течению, в каких играх им нет равных и чем плохи служебные романы.
Антон Комолов и Ольга Шелест
Зажигательный дуэт вновь озвучил уже полюбившихся нам мультипликационных персонажей!

GRAZIA: Во время работы над озвучанием персонажей вы стремились сделать их более «русскими» или пытались передать интонации американских актеров?
ОЛЬГА ШЕЛЕСТ: Безусловно, второе — зря они, что ли, старались? Наши голоса подбирались по принципу сходства, и пробы отсылались в головной офис 20th Century Fox, где их утверждало самое большое начальство. Но конечно, речь героев адаптирована к нашей действительности, ведь английский язык более емкий и слова в нем короче. Приходилось сокращать длинные русские выражения до фраз, иногда сленговых, понятных детям и взрослым. Но в целом процесс очень увлекательный, потому что ты даришь людям возможность познакомиться с персонажем, созданным голливудскими профессионалами. Например, голос мамонтихи в оригинале принадлежит Куин Латифе.
АНТОН КОМОЛОВ: Во время работы над первой частью я тоже, конечно, ориентировался на Джона Легуизамо, который озвучивал ленивца Сида в американской версии. Другое дело, что, как говорят в Голливуде: «Поскреби немного Легуизамо, и ты найдешь ленивца. А поскреби немного ленивца, и ты найдешь там русского. А уж если немного поскрести русского, то обнаружишь татарина!» Вот где-то посреди этого процесса соскребания найдусь и я — простой русский ленивец!

GRAZIA: Герои нового «Ледникового периода» вынуждены безвольно дрейфовать на льдине. Случались ли в вашей жизни ситуации, когда правильнее всего остановиться, расслабиться и сказать: «Будь что будет, я больше пальцем не пошевелю»?
А.К.: Конечно! Они и сейчас случаются — и, надеюсь, продолжат происходить! Я очень люблю на море лечь на надувной матрас, отплыть недалеко (ключевое слово!) от берега и, отдавшись волнам, медленно дрейфовать в сторону суши. А если говорить об обычной жизни, то я вырос, скорее, на сказке Пантелеева «Две лягушки» — где одна из героинь, упав в кувшин со сметаной, так сучила лапками, что взбила ее в масло. Вот и я вместо безвольного сидения на льдине предпочел бы перемолоть ее в лед для мохито!
О.Ш.: А я вообще из тех, кто плывет по течению. Хотя со стороны наверняка кажется, что выбиваюсь из сил, решая свои задачи. Да, я занята с утра до вечера, сплю по 6 часов в сутки, но при этом мне очень везет. Я верю в судьбу и считаю, что мы заслуживаем ровно того, чего желаем. Не то чтобы я не прилагала никаких усилий для осуществления своих планов — я человек трудолюбивый и ответственный. Но мне кажется, все уже решено за нас и, как бы мы тут ни барахтались, отчаянно работая лапками, льдину прибьет к тому берегу, которого ты заслуживаешь.

GRAZIA: Какие мультфильмы вы бы с большей охотой показывали своим детям — советские или зарубежные, скажем, Уолта Диснея?
А.К.: Начнем с того, что мой сын готов смотреть абсолютно любые мультики и в неважно каком количестве. Ну и разумеется, «Ледниковый период» не прошел мимо него. «Андрей, не ерзай на стуле! Пока не досмотришь историю про приключения мамонта, тигра и ленивца, даже не думай об уборке в своей комнате!» — как часто слышал ребенок эти фразы… Но вообще он с удовольствием сидит перед экраном, когда показывают советские мультфильмы. И конечно, радостно воспринимает то, что идет по детским каналам: всех этих лунтиков, бакуганов, суперменов и прочих персонажей, которых мы, люди, выросшие на саге «Девочка и дельфин», считаем чем-то странным и поверхностным. Еще ему очень понравилась диснеевская «Русалочка». Там очень красивая принцесса — он в нее тут же влюбился. И замечательный принц, на которого он сразу захотел быть похожим.
О.Ш.: Я не вижу разницы между американской и советской мультипликацией, если она качественно сделана и несет правильный посыл, воспитывает в детях доброе и светлое. «Ледниковый период» обожает моя 5-летняя племянница. Когда она его смотрит, то и смеется до колик, и плачет, и жалеет героев, и понимает, где подвох, когда положительных персонажей обманывают отрицательные. И чем этот мультик хуже нашего, допустим, «Маугли», если он так же научит девочку отличать плохое от хорошего, помогать друзьям, защищать слабых?

«Ледниковый период – 4: Континентальный дрейф»
Сид и Нэнси — то есть Элли — снова на экранах!

GRAZIA: У вас есть хобби, на которое не жаль тратить редкие свободные минуты и часы?
А.К.: Я собираю в лифте своего дома волоски, падающие с соседских шуб и собак. Из них с помощью клея ПВА и пинцета воссоздаю костюм ленивца Сида в полный рост. Работу затрудняет то, что исходный материал неоднороден по тону — много времени уходит на приведение шерстинок к общему цветовому знаменателю. Думаю, к премьере фильма «Ледниковый период — 7: Эпоха возрождения» я закончу этот шедевр.
О.Ш.: А я просто люблю читать! У меня всегда под рукой книга: в бумажном виде или в электронном — в компьютере и даже в айфоне. Друзья говорят, что я испорчу зрение, но, если меня захватит произведение, уже не могу оторваться. Провожу так любую свободную минуту — в машине, самолете, на работе…

GRAZIA: В какую игру вы охотно сыграли бы друг с другом — шахматы, настольный футбол, карты, большой теннис, что-то совсем экзотическое?
А.К.: Я с огромным удовольствием сразился бы с Ольгой во все вышеперечисленное — ибо это совершенно непривычные для нас вещи. Мы — дети, воспитывавшиеся в Советском Союзе, в обычных семьях — росли, играя в «банки», «кис-мяу» и «штандер-штандер-стоп». Собственно, за такими занятиями мы и коротали время в наших совместных проектах. А хочется-то чего-то нового, необычного…
О.Ш.: Однажды на каком-то мероприятии в гримерке оказался настольный футбол. Мы ладони стерли, играя в перерывах! Кто победил, уже не помню, но повеселились отлично. Думаю, с Антоном был бы интересен любой поединок. Он подготовлен и физически, и интеллектуально. В шахматах, скребле, бадминтоне, мафии станет достойным соперником. Но вот в Uno мне нет равных — тут пусть даже не надеется на победу!

GRAZIA: За годы совместной работы у вас сложился прочный творческий тандем. А как вы относитесь к служебным романам? Чего бы пожелали парам, которые спешат в офис из своих семейных гнезд ради отношений на бегу, в перерывах между совещаниями и сдачами проектов?
О.Ш.: Споткнуться о собственную глупость и понять, что от их поведения страдают люди, которым они дороги. Если у тебя есть вторая половина, о каких связях на стороне может идти речь? Я допускаю, что человек способен оступиться один раз — был пьян, бес попутал. Но когда ты начинаешь встречаться с кем-то на постоянной основе, стоит расставить точки над i и попрощаться с третьим лишним.
А.К.: А мне кажется, отношения на бегу — это иное. Когда, например, влюбляются друг в друга спринтер и девушка, занимающаяся спортивной ходьбой… Вот она — настоящая любовь то на бегу, то на ходу!

«Ледниковый период – 4: Континентальный дрейф»
«Ледниковый период — 4: Континентальный дрейф»

GRAZIA: У вас имидж абсолютно позитивных людей. Но ведь бывает и плохое настроение, депрессии? Как вы с этим справляетесь?
О.Ш.: Как только позволяешь себе уныние, слабость, мрачные мысли о том, как все плохо вокруг, ты сам загоняешь себя в болото. Я не из тех, кто вешает нос. Едва хандра забирается в голову, тут же гоню ее делами. Я занимаю мозг решением различных задач, поэтому мне незнакомо слово «депрессия». Да и в силу темперамента и крепкой нервной системы она мне чужда. Легкий сплин — да, бывает, и то на один вечерок.
А.К.: А я, как и многие люди, зависим от погоды. Так что, если вдруг настроение плохое и за окном все скверно, меняю метеоусловия: ставлю песню Ирины Аллегровой «Я тучи разведу руками», танцую и призываю светило, читая «Краденое солнце» Чуковского. Если и это не помогает, достаю с антресолей люстру Чижевского — тут уж никакие атмосферные осадки не устоят! Да и я к тому моменту уже забываю, с чего, собственно, все началось. А когда сильно нервничаешь, можно очень тонко нарезать сырокопченую колбасу, а потом склеивать ее обратно в батон. Успокаивает.

GRAZIA: Любите лето? Чем собираетесь заниматься во второй его половине?
А.К.: Хочу вырваться к морю. А вообще, в более отдаленной перспективе, планирую пролоббировать законопроект, согласно которому с мая по сентябрь будет тормозиться вращение Земли вокруг Солнца (у академика Виктора Петрика есть технологии), чтобы продлить лето. Мне кажется, это очень перспективная инициатива. Правда, дурацкая и не особо нужная — впрочем, как многие законы, принимаемые нашими депутатами.
О.Ш.: Скажу честно, зиму я люблю больше. Обожаю горы и каждый год стремлюсь попасть туда, где можно покататься на сноуборде и поймать ветер в лицо, эти снежные брызги из-под канта. Но и жаркие месяцы тоже неплохи. Я живу за городом, и летом там особый кайф: свежесть и тишина. Ну, а в отпуск — на океан, кипучий и могучий.

GRAZIA: Над чем работаете сейчас?
О.Ш.: Недавно с программой «Хочу знать» с Михаилом Ширвиндтом съездила в увлекательное путешествие в Швейцарию! Вот начитываю закадровый текст и вспоминаю, как было здорово! Скоро эти сюжеты выйдут в эфир.
А.К.: Я каждый будний вечер работаю в шоу «РАШ» на «Европе Плюс». Еще мы снимаем программу «Олимпийцы», где я расскажу про многие зимние виды спорта — и некоторые даже опробую лично! Уже тренировался со сборной России по керлингу, стоял рядом с трамплином, с которого прыгают лыжники, на очереди — биатлон, бобслей и другое. Помимо этого осенью запустится еще пара проектов, но, пока идут съемки, о них говорить рано. А еще мы с другом Богданом Курилко открыли клуб боевых искусств «Тенгу»! Там можно научиться разным единоборствам: карате, джиу-джитсу, муай-тай. А у меня появилась куча приятелей, которыми я могу хвастать и говорить: «Слышь, отлипни, а то ща друзья приедут и сломают тебе три руки, одну ногу и 11 ребер!»

Интервью: Анна Сиротина

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/kJCTKS1ZUhs» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>