На прошлой неделе состоялась премьера фильма «Духless» по бестселлеру Сергея Минаева! Картина, открывавшая 34-й Московский международный кинофестиваль, выходит в широкий прокат 4 октября. GRAZIA поговорила с исполнителем одной из ролей Артемом Михалковым о последствиях финансовой зависимости, героях нашего времени и словах, которые он мечтает услышать от своей спутницы.
АРТЕМ МИХАЛКОВ
АРТЕМ МИХАЛКОВ

GRAZIA: Фильм рассказывает о непростой судьбе топ-менеджера. А лично вы кого считаете настоящей элитой современного российского общества — банкиров, художников, политиков?
АРТЕМ МИХАЛКОВ: Профессия тут никакой роли не играет. Я могу отнести к данной категории любого интеллигентного человека. В первую очередь эти люди в душе сами чувствуют себя элитой — но вместе с тем не испытывают превосходства, а сознают высокую ответственность. Им небезразличны такие понятия, как искусство, любовь, страсть.

GRAZIA: «Духless» позиционируется как острополитический фильм. Почему? Разве в нем есть прямые аналогии с сегодняшним днем?
А.М.: Наша картина актуальна, но я не вижу в ней каких-то резких анти-диктаторских выпадов. Акцент скорее сделан на судьбе человека, который отчаянно борется с собой. Герои поначалу идут твердым шагом по современной России, но потом спотыкаются: такая страна, ничего не поделаешь. В фильме есть и любовь на баррикадах, и колоссальные искушения быстро срубить легкого бабла. Например, моего персонажа реальность затягивает в сильнейшую финансовую зависимость — что я сам вижу на каждом шагу, — и он не справляется с этим. Думаю, история для многих станет достаточно поучительной. И мое поколение, и те, кто младше или старше лет на 10, смогут найти ответы на самые животрепещущие вопросы. Мне кажется, в картине правильно расставлены акценты. Во все времена хорошо любить, но плохо быть жадным, зависимым от денег. Хотя нельзя не признать, что мы, к сожалению, относимся к эпохе, когда «бабки рулят».

GRAZIA: Существует мнение, что современные банкиры — самые страшные жулики на земле, которые привели человечество к краю экономической пропасти. А вы своего героя считаете финансовым гением или ловким бездельником?
А.М.: Конечно, мой персонаж — отнюдь не валютный гений. И я разделяю точку зрения, что именно банкиры всего мира придумали некую систему координат, и последствия этого «коллективного творчества» в нынешней ситуации расхлебывают простые люди вроде нас с вами. Считаю, что в эпоху экономического кризиса следует больше внимания уделять себе и своей душе. Мой герой, например, не справился с многочисленными соблазнами. И финал его истории кажется мне крайне поучительным. Он потерпел полный крах, как и большинство людей, у которых деньги стоят на первом месте.

GRAZIA: Кто же тогда, по‑вашему, «герой нашего времени»?
А.М.: Трудно отыскать нынешнего Печорина. Вот в конце советской эпохи таким был Шушкин. В 90-е культовым персонажем стал Данила Багров, которого сыграл Сергей Бодров. Только мне кажется, тогда все было проще — я бы назвал те времена черно-белыми. А сейчас слишком много красок — трудно навести резкость… Сам бы с удовольствием снял фильм, в котором бы ясно выкристаллизовался такой человек. Сейчас, кстати, работаю над сценарием, где главный герой — простой тренер. И постараюсь сделать так, чтобы через призму его поведения и поступков раскрылся современный русский характер. Надеюсь, у меня получится.

АРТЕМ МИХАЛКОВ
АРТЕМ МИХАЛКОВ

GRAZIA: Насколько я знаю, Никита Сергеевич часто брал вас ребенком на охоту — немного старомодное и аристократичное развлечение, словно родом из XIX века. Как думаете, вы бы комфортно ощущали себя в той эпохе?
А.М.: Интересный вопрос. Конечно, отец привил мне любовь к русской природе. И будь на дворе какой-нибудь 1880 год, я бы гораздо больше времени проводил в лесах в поисках зверя. (Смеется.) Вот смотрю фильмы про то столетие или пьесы Чехова читаю — и начинаю себя чуть-чуть ощущать хозяином усадьбы на тихой лесной речке, принимающим гостей. Наверное, все же в душе я немного Обломов.

GRAZIA: В одном интервью вы признались, что очень ревнивы. Так и есть?
А.М.: Да, но в хорошем смысле — не зло, не доставуче. Когда ты без памяти влюблен, способен совершить много неправильных поступков. Но я вряд ли стану за это осуждать, скорее пойму. Мне кажется, что именно чуткая ревность обоих партнеров в результате помогает выстроить отношения длиною в жизнь. Такое ведь еще бывает на свете, хоть и редко. Чаще выходит по‑другому: раз женился, второй, третий — и только на пятый нашел, что искал. (Смеется.)

GRAZIA: И каков же, по‑вашему, женский идеал, на поиски которого не жалко потратить целую жизнь?
А.М.: Такая девушка должна хоть из- редка произносить фразу: «У меня все есть, больше ничего не надо!» Наверное, так не бывает, но я бы хотел однажды услышать эти слова.

Интервью: Анна Сиротина

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/gDU1DbrMKlk» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>

Читайте на сайте: Мария Андреева: «Мы редко видим вещи настоящими — и это нормально»