Хореограф Борис Эйфман переосмыслил собственный спектакль «Карамазовы» 1995 года, и получилось абсолютно новое пластическое высказывание о поисках смысла, вере и спасении на музыку Вагнера, Мусоргского и Рахманинова.

Большой театр (Новая сцена),
Театральная пл., 1.
1−3 октября,
19.00

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.