GRAZIA: Бен, в новой картине вы очень убедительно выглядите в сценах сражений. Долго учились так мастерски обращаться с мечом?
БЕН БАРНС: Перед съемками предыдущей части «Хроник Нарнии» я мало занимался фехтованием — в основном концентрировался на верховой езде: не хотелось, знаете ли, каждые пять минут падать с лошади! А в этот раз готовился к боевым эпизодам гораздо обстоятельнее и даже начал входить во вкус. На площадке я делал классные трюки: падал с крыши и дрался в наручниках — прямо как Джейсон Борн! Хотя нет, пожалуй, не так круто.
GRAZIA: Популярность, которую принесла вам роль принца Каспиана, оказалась неожиданной?
 Б.Б.: Когда меня пригласили во вторую часть «Хроник», я уже знал, что первый фильм стал хитом. Но это еще не было гарантией успеха: если речь идет о сиквелах, предсказать реакцию публики практически невозможно. К счастью, в нашем случае продолжение пришлось людям по душе. Ну и я получил свои 15 минут славы!
GRAZIA: Вам не досаждают слишком эмоциональные поклонницы?
 Б.Б.: Наоборот, мне приятно их внимание. К тебе подходят незнакомые люди, улыбаются, говорят комплименты — что в этом плохого?
GRAZIA: Правда ли, что вас приглашали на роль Эдварда Каллена в «Сумерках»?
 Б.Б.: Да. В пробах вместе со мной участвовало огромное количество девушек — пока не появилась Кристен Стюарт. Все складывалось на редкость удачно, но потом оказалось, что продюсеры хотят не просто снять один фильм, а экранизировать «сумеречную сагу» целиком. То есть мне и в 30 пришлось бы играть 17-летнего юношу! Так что они решили подыскать кого-нибудь помоложе. Правда, потом мне все равно перезвонили… Но, понимаете, Кристен на тот момент было 17, мне — 27, так что я подумал: ничего не получится. И не жалею, что отказался: мне было бы трудно вынести шквал внимания, который обрушился на Роберта Паттинсона.
GRAZIA: Значит, ваш дуэт с Кристен так и не сложился. А что вы можете сказать о Джессике Биль, с которой снялись в фильме «Легкое поведение»?
 Б.Б.: О, она просто чудесная! Помню, у нас было много романтических сцен, нежных поцелуев…
GRAZIA: Между тем у мисс Биль есть знаменитый бойфренд — Джастин Тимберлейк. Это вас не смущало?
 Б.Б.: Нисколько! Однажды он даже приехал на площадку. В тот день как раз снимали эпизод, в котором мы с Джессикой танцуем. Думаю, когда Джастин увидел, как неуклюже я двигаюсь, то сразу понял, что я ему не соперник. (Смеется) А вообще он отличный парень, очень обаятельный.
GRAZIA: Ну хорошо, танцы явно не ваша сильная сторона. А как насчет фитнеса и физических нагрузок? Часто посещаете спортзал?
 Б.Б.: Только когда готовлюсь изображать кого-то вроде принца Каспиана. Но, если честно, не отношусь к тренировкам серьезно. Понимаю, что никогда не стану вторым Арнольдом Шварценеггером.
GRAZIA: Тем не менее в «Дориане Грее» вы снялись обнаженным — и, надо заметить, эти сцены привлекают особое внимание ваших поклонниц…
 Б.Б.: В самом деле? О боже! Даже не знаю, что сказать… Поверьте, в мои задачи не входило продемонстрировать, как солнце играет на моем рельефном торсе. Уж я-то в курсе, что у меня под майкой нет накачанных мышц. На самом деле эпизод, в котором я раздеваюсь, — важная часть истории: герой, снимая одежду, как будто обнажает свою душу.
Кстати, когда эти кадры появились в интернете, большинство комментариев на форумах звучало примерно так: «Ну и заморыш! Ему нужно как следует поесть!» Окружающие хотят, чтобы я соответствовал голливудскому идеалу — но посудите сами, разве я похож на мускулистого мачо?
GRAZIA: Вы соглашаетесь появляться на мероприятиях в костюмах, предоставленных модными домами?
 Б.Б.: Почти всегда! В первую очередь потому, что это избавляет меня от необходимости идти за покупками. Ненавижу шопинг больше всего на свете! Поэтому если мне предлагают хотя бы относительно пристойный вариант, без лишних размышлений говорю да.
GRAZIA: Неужели совсем не бываете в магазинах?
 Б.Б.: Только если мне нужно что-нибудь жизненно необходимое! И то стараюсь находить какие-то маленькие лавочки подальше от Оксфорд-стрит. Ну, а если уж приходится идти в гигантский торговый центр, предварительно как следует выпиваю для храбрости.