5 февраля в российский прокат выйдет драма «Игра в имитацию», за роль в которой Бенедикт Камбербатч номинирован на «Оскар». Корреспондент Grazia Виктория Гончарова расспросила актера о его математических способностях, а заодно узнала, почему ему не грозит «звездная болезнь».
Бенедикт Камбербатч
Бенедикт Камбербатч

GRAZIA:В фильме вы играете реального человека — математика Алана Тьюринга. Что вас привлекло в нем?
БЕНЕДИКТ КАМБЕРБАТЧ: Мне захотелось рассказать публике историю великого британского изобретателя. Если бы он не взломал код нацистского шифратора «Энигма», еще непонятно, чем бы закончилась Вторая мировая война. Об этом, кстати, говорил даже Уинстон Черчилль. Тьюринг совершил огромный скачок в области компьютерных наук. Он написал алгоритмы, которые и сейчас используются в таких поисковиках, как Google. Мне до сих пор неясно, почему его портрет не печатают на банкнотах.

GRAZIA: Что вам самому было известно об ученом до того, как вы прочли сценарий?
Б.К.: Лишь немного фактов. Но по мере того как вникал в его историю, мое негодование из-за того, как с ним обошлись, нарастало. Поразительно, что ни я, ни другие люди почти ничего не знают о человеке, который столько сделал за свою короткую жизнь, не имеют ни малейшего представления о его трагической судьбе.

GRAZIA: Что же с ним произошло?
 Б.К.: Тьюринг был гомосексуалистом, и в 1952 году его осудили за связь с 19-летним юношей. Тогда в Великобритании это считалось преступлением. В тюрьму не посадили, но приговорили к «лечению» инъекциями эстрогена, иначе говоря, к химической кастрации. В 1954-м, за 16 дней до того как ему исполнилось бы 42 года, Алан совершил самоубийство, приняв большую дозу цианида. В общем, великого ученого уничтожили только потому, что он отличался от других.

GRAZIA: После Джулиана Ассанжа для вас это еще один реальный персонаж. Каково играть гения математики?
 Б.К.: У меня самого в школе по алгебре была четверка… С трудом решал квадратные уравнения. Но я посвятил много времени — даже, наверное, слишком — тому, чтобы разобраться, над чем работал Тьюринг: я хотел понять его как изобретателя, иначе фильм не имел бы никакого смысла. Алан был глубоко чувствующим ребенком. Думаю, он недополучил любви: большую часть его детства родители мальчика находились за границей, на дипломатической службе в Индии. Он рос в изоляции, погруженным в себя, и сам создавал свой мир. Мать справедливо называла его белой вороной. Узнав все это, я подумал: «Какая человеческая история».

Бенедикт Камбербатч
Партнершей Камбербатча стала Кира Найтли. Но страстного романа между героями ждать не стоит!
[PAGE] [/PAGE]
Бенедикт Камбербатч
Бенедикт не боится сложных ролей, и правильно! В этом году его считают одним из главных претендентов на «Оскар»!

GRAZIA: Вы сказали, что Тьюринг чувствовал себя одиноким в детстве. А вы?
Б.К.: Вовсе нет. Мои родители — оба актеры. Они баловали меня. Мне не приходилось бороться за любовь, внимание или самый лакомый кусок, как часто бывает в больших семьях. Они потратили все свои деньги на мое образование. Души в них не чаю и всегда с огромной радостью приезжаю в родной дом.

GRAZIA: Но при этом вы получали образование в школе-интернате?
 Б.К.: Я был очень общительным, и, конечно, меня бы не отправили туда, не стремись я «вылететь из гнезда». Будучи студентом, по собственному желанию поехал в Индию учить маленьких тибетских монахов английскому. Тогда я заинтересовался буддизмом и, пожалуй, сегодня могу назвать себя почти буддистом.

GRAZIA: Как это отражается на вашей повседневной жизни?
 Б.К.: Каждый день стараюсь найти немного времени для медитации. Сосредотачиваюсь на дыхании, на своих ощущениях от макушки до пальцев ног, вслушиваюсь в звуки извне и позволяю им исчезать. То же касается и мыслей. Это очень помогает мне быть в форме.

GRAZIA: Помните тот момент, когда захотели стать актером?
 Б.К.: В детстве я посмотрел спектакль с участием моей мамы — фарс Рэя Куни, кажется, «Беги за своей женой». Яркие прожекторы, бумажные декорации номера отеля… Жар от сцены, радость зрителей, актеры, погруженные в мир из папиросной бумаги, поразили меня… Я будто заглянул за занавес и увидел, как делаются фокусы, и меня «зацепило».

GRAZIA: Вы стали популярны благодаря сериалу «Шерлок». Получили множество предложений о работе, а теперь и номинацию на «Оскар»… А сами чувствуете, как изменилась ваша жизнь?
Б.К.: : Людям кажется, что если ты популярен, то существуешь в коконе и всегда ходишь с охраной. Я — нет. Как и раньше, езжу на своем мотоцикле. Посещаю галереи, рестораны, музеи. Конечно, странное чувство — когда входишь в помещение, и тебя все узнают, а ты — никого. Это новая ситуация, к ней нужно привыкнуть. Иногда дается легко, иногда — не очень. Но я не убегаю домой. Не хочу жить, будучи отгороженным ото всех высоким забором.

Читайте полное интервью с Бенедиктом Камбербатчем в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.