11 апреля состоится премьера фильма — участника конкурсной программы Берлинского фестиваля «Долгая счастливая жизнь». Редактор GRAZIA Анна Сиротина встретилась с режиссером картины Борисом Хлебниковым, который помог разобраться в тонкостях артхаусного кино, а также объяснил, почему любящие жены вредны для мужей, а обиды бессмысленны.
Борис Хлебников
Борис Хлебников

GRAZIA: Отправной точкой для вас стал оскароносный вестерн «Ровно в полдень» с Гэри Купером и Грейс Келли?
БОРИС ХЛЕБНИКОВ: Вы абсолютно правы. И у нас изначально должна была получиться жанровая штука, но чисто российский конфликт оказалось невозможно полностью скопировать с американского оригинала. В нашей стране все запутано и нет четкого деления на положительных и отрицательных героев. Сами условия жизни создают проблему, а не какие-то там отдельные негодяи. Так что фильм — отечественная драма.

GRAZIA: В картине вы намеренно подчеркивали силу северной природы и слабость людей?
Б.Х.: Я бы не стал так расставлять акценты. Просто на побережье Белого моря было интереснее работать. А персонажи не хорошие или ужасные, а реалистичные. Характеры и поступки диктуются устройством общества, экономики, зарплатой, которую человек получает или не получает.

GRAZIA: Вы собирались снимать фермеров, но не встретили их в современной России?
Б.Х.: Оказалось, что у нас элементарно не предусмотрено существование сельского хозяйства. То, как людям предлагается трудиться, — абсолютно убыточно, неинтересно и невозможно. Огромное количество так называемых фермерских хозяйств, мимо которых мы проехали, либо уже закрылись, либо только возникли — но уже налицо огромные проблемы.

GRAZIA: Фильм начинается и заканчивается постельной сценой. Надо ли понимать, что определяющей в картине была история любви?
Б.Х.: Ни в коем случае. И вообще обычно девушки в кино — это обслуживающий персонал для главного героя. Ну, а если серьезно, мне хотелось максимально избежать натяжек, искусственности или нечестности, поэтому персонаж актрисы Анны Котовой ведет себя ровно так, как было бы в жизни…

Борис Хлебников
На фестивале в Берлине картина про российскую глубинку вызвала много вопросов: журналисты не могли поверить, что так бывает (на фото — кадр из фильма).

GRAZIA: То есть предает мужчину, а затем прощает за свое же предательство… Но в итоге кино про победу или поражение?
Б.Х.: Лично для меня — это абсолютный триумф героя Александра Яценко. Самое важное в России — суметь преодолеть горькие обстоятельства.

GRAZIA: Что интересовало западных журналистов на пресс-конференции в Берлине?
Б.Х.: Они спрашивали, почему в сложной ситуации человек не обращается в милицию и в суд не подает. Не верили, когда я отвечал, что у нас ничего хорошего из этого не вышло бы. В Европе в принципе не представляют, как мы тут живем. Российское мироустройство им непонятно.

GRAZIA: Что для вас самое сложное в профессии?
Б.Х.: Снимать быстрее, чем необходимо. За меньшие деньги. В некомфортных условиях. Но я к этому всегда готов, поскольку понимаю: никто не обязан меня масштабно финансировать. Ведь на проектах с большим бюджетом появляется огромная продюсерская команда, тьма мудрецов под названием «редакторы», специалисты с телеканалов и прочие знатоки того, что и как тебе надо делать. Это еще сложнее и страшнее.

GRAZIA: Какая черта характера особенно помогает в работе?
Б.Х.: Я очень быстро приспосабливаюсь к предлагаемым обстоятельствам и никогда не рефлексирую. Самое глупое занятие — волноваться по поводу того, что произошло или не получилось в жизни. Намного интереснее пытаться решать вопросы.

Борис Хлебников
На съемках для Grazia фраза «Борис, ты не прав!» не звучала!

GRAZIA: Есть ли у вас идеал женщины?
Б.Х.: Нет. Но вообще мне кажется скучным, когда в браке они становятся мамой-мамой или женой-женой. Это только вредит мужу, потому что он получает прислугу, страшно распускается и становится дико эгоистичным. То же касается и детей: малышам гораздо интереснее видеть рядом человека, который увлечен каким-то делом — например, работой. В этом случае они получают намного больше опыта, чем когда их просто по расписанию кормят и развлекают.

GRAZIA: А что еще в жизни захватывает кроме режиссуры?
Б.Х.: Вообще-то я ленивый человек, в каких-то вещах это помогает, но чаще мешает. Люблю выпивать с друзьями, вообще пить. Это мое любимое занятие, когда я не на съемках.

GRAZIA: Вас легко обидеть?
Б.Х.: У меня еще не было такого, чтобы я с кем-то порвал отношения из-за одного поступка. Обычно понятно, почему человек сделал так или эдак. Даже когда он тебе навредил, за этим обычно стоит что-то объяснимое.

GRAZIA: Чем планируете заняться в ближайшее время?
Б.Х.: Я написал сценарий, который должны запустить, и работаю еще над двумя. Первый — четырехсерийный исторический фильм про хирурга и священника Валентина Войно-Ясенецкого. Вторая история называется «Исповедь» — этакий комедийный шансон-мюзикл про попа и дальнобойщика. А номер три — драма про отношения отца и сына. Только вот, к сожалению, у нас церковь очень активно лезет в светскую жизнь, и судьба моих проектов поэтому под большим вопросом.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/v7chFAyT6DE» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>