9 июня на экраны выходит фильм «Древо жизни», получивший «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. GRAZIA узнала у исполнителя главной роли Брэда Питта, как он воспитывает детей, что думает о падающих в обморок фанатах и о чем никогда не станет говорить с Анджелиной Джоли.

GRAZIA: «Древо жизни» — авторский фильм, не имеющий ничего общего с высокобюджетными голливудскими проектами. Почему вы выбрали именно его?


БРЭД ПИТТ: Все дело в сценарии — он меня невероятно увлек! Тот редкий случай, когда кино позволяет тебе достучаться до людей самых разных убеждений.

GRAZIA: Расскажите немного о вашем персонаже.

Б.П.: Я играю отца семейства. Повзрослев, мой сын (эту роль исполняет Шон Пенн) вспоминает родителей и размышляет о событиях, которые сформировали его взгляд на жизнь. Я буквально влюбился в своего героя — выйти из образа было нелегко!

GRAZIA: Одна из главных тем картины — вера. А вы религиозны?

Б.П.: Я воспитывался в христианской традиции и всегда интересовался вопросами, так или иначе с ней связанными. В фильме они тоже поднимаются — и это меня привлекло. Чем старше становишься, тем глубже хочется копать. Мне уже неинтересно скользить по поверхности.

GRAZIA: Кстати, о возрасте. Вы, кажется, совершенно не меняетесь с годами! Поделитесь секретом?

Б.П.: Да в общем, его нет. Наверное, надо сказать спасибо хорошим генам… Но это не значит, что меня не беспокоит возраст. Все чаще спрашиваю себя: сколько мне осталось? Чего жду от будущего? Ведь некоторые вещи чем дальше, тем труднее даются.

GRAZIA: Вы боитесь старости?

Б.П.: Нет. Cогласитесь, жить долго совсем неплохо! К тому же сейчас мне катастро фически не хватает времени на себя и близких. Бесконечные съемки, интер вью, встречи… Возможно, лет через двадцать я буду свободнее и смогу наконец совершить все, что задумал.

GRAZIA: Как вам удается сочетать карьеру и семейную жизнь — с шестью-то отпрысками?!

Б.П.: Мы стараемся брать их с собой на съемки и не расставаться на длительный срок. Необходимо видеть, как растут твои дети, быть рядом, когда они в тебе нуждаются. Конечно, няни нам очень помогают, но все-таки нехорошо, если воспитание целиком возложено на чужих людей. Поэтому мы с Энджи тщательно планируем графики работы, чтобы даты не пересекались. Например, когда она снималась с Джонни Деппом в «Тури сте», я был свободен — взял ребят в охапку и поехал к ней в Венецию. Так они могли видеть маму каждый день — или, точнее, каждый вечер.

GRAZIA: Отцовство вас как-то изменило?

Б.П.: Я мечтал о потомстве лет с шестнадцати. В реальности все оказалось даже лучше, чем мне когда-то представлялось! Благодаря детям я понял, что мелочи имеют громадное значение, и научился наслаждаться жизнью по полной программе. Мы играем, смотрим мультфильмы, радуемся простым человеческим вещам. Что может быть важнее в нашем сумасшедшем мире?

GRAZIA: Вы строгий папа?

Б.П.: Вовсе нет! Сколько бы я ни пытался установить в доме железную дисциплину, ни разу не получалось — дети всегда добиваются своего! Когда набедокурят, даже отругать их как следует не в состоянии: они смотрят на меня невинными глазами, и я сразу сдаюсь… Знаете, что самое трудное? Организовать общий выход куда-нибудь. На сборы мы тратим больше часа. А потом оказывается, что, пока одевали шестого, первый уже успел раздеться. И все начинается заново… В общем, в доме царит полная анархия!

GRAZIA: Вы с Анджелиной уже давно вместе. Можете назвать ваши отношения идеальными?

Б.П.: Пожалуй, да. Мы долго искали и наконец обрели друг друга. Я могу положиться на нее в любой ситуации — и, надеюсь, она на меня тоже.

GRAZIA: Ни одну звездную пару папарацци не преследуют так настойчиво. Как справляетесь с повышенным вниманием репортеров?

Б.П.: Мы научились воспринимать его как данность. А что нам остается? Простая прогулка в Центральном парке в НьюЙорке или появление на Оксфорд-стрит в Лондоне для нашей семьи — целое приключение. Все вокруг начинают сходить с ума, фотографы бросаются к детям… Впрочем, не хочу жаловаться — в конце концов, такая жизнь дает много возможностей и уже обеспечила нам безбедное будущее. К тому же я знал, на что иду, когда стремился стать известным актером. Хотя, конечно, никогда не думал, что, едва завидев меня, люди будут падать в обморок… Но постепенно привыкаешь даже к таким вещам. Я уже не так из-за этого переживаю, как, например, десять лет назад.

GRAZIA: Вы купили поместье во Франции, чтобы спрятаться от всеобщего внимания?

Б.П.: Да, там гораздо тише. На улицах, конечно, узнают, здороваются, но не беспокоят. Как ни странно, наших соседей мы практически не интересуем. В общем, идеальный вариант!

GRAZIA: Между вами и Энджи существует профессиональная конкуренция?

Б.П.: Ни в коем случае! Иначе все давно бы рухнуло. С друзьями-актерами мы порой в шутку спорим, чей фильм успешнее, но с любимым человеком такие разговоры недопустимы. Ведь от слов легко перейти к настоящему соперничеству — а это смертельно опасно для отношений!

GRAZIA: Вы допускаете очередное прибавление в семействе?

Б.П.: Сложно сказать… Дети, конечно, приносят много радости. Но у нас слишком хаотичная жизнь.

GRAZIA: Когда у вас появляется свободное время…

Б.П.: Я провожу его с родными! Мы сочиняем ужасные песни и поем их под гитару, готовим барбекю… Мне больше ничего не надо для счастья.
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.