Сэмюэль Л. Джексон и Квентин Тарантино в пятый раз встретились на съемочной площадке! Легендарный актер сыграл в новом фильме главного голливудского провокатора — вестерне «Джанго освобожденный» (уже в прокате). Корреспондент GRAZIA Анна Павлова поговорила с ним о его особых отношениях с режиссером, скрытых талантах и неумении сидеть без дела.
СЭМЮЭЛЬ Л. ДЖЕКСОН
СЭМЮЭЛЬ Л. ДЖЕКСОН

GRAZIA: Многие актеры, которым доводилось работать с Тарантино, на вопрос, почему они согласились на роль в его фильме, сразу отвечают: «Ну это же Квентин, как ему можно отказать!» Вы тоже относитесь к их числу?
СЭМЮЭЛЬ Л. ДЖЕКСОН: Конечно! Едва слышу в трубке его голос, уже готов на все — мне даже сценарий не надо читать. Мы неоднократно работали вместе — и, честное слово, я не жалею ни об одном съемочном дне.

GRAZIA: Может, дело в том, что вы с ним в отличных отношениях и он по-дружески многое вам позволяет?
C.Л.Д.: Думаете, Квентин дает мне поблажки? Ничего подобного! Но вот в плане трактовки роли я и правда получаю достаточно свободы — могу привнести в образ что-то свое. Хотя в «Джанго» у нас с этим возникли трудности — мы оба долго не понимали, каким конкретно должен быть мой персонаж (актер играет преданного раба героя Леонардо Ди Каприо — жесткого плантатора Кэлвина Кэнди. — Примеч. Grazia). Но потом сели, подумали — и в конце концов разобрались.

GRAZIA: Вам близок жанр вестерна?
C.Л.Д.: Да. Люблю истории про суровых мужиков, которые восстанавливают справедливость. Я на них, можно сказать, вырос! И если захочу долгим зимним вечером посмотреть кино, то, скорее всего, выберу из своей коллекции что-то именно в этом духе.

GRAZIA: Фильмы Тарантино объединяет некая безбашенность. А на площадке творится такой же беспредел, как потом на экране?
C.Л.Д.: Ну я бы не сказал, что на съемках царит полный хаос, но и по струнке мы не ходим. (Смеется.) Обычно играет какая-то бодрая музыка, есть алкоголь… Кстати, Квентин смешивает потрясающие коктейли из текилы, бурбона и саке. В общем, не работа, а праздник!

GRAZIA: Неужели не возникало никаких сложностей?
C.Л.Д.: По ночам нас атаковали москиты — и не какие-то там недомерки, а настоящие прожорливые монстры! Вот так проворочаешься до утра — а потом надо идти вкалывать, иногда по 12−16 часов в день. Только не подумайте, что я жалуюсь, — мне не привыкать! Ну и не стоит забывать о приятных мелочах: за актерами ведь постоянно ухаживают, делают маски, массажи…

СЭМЮЭЛЬ Л. ДЖЕКСОН
«Джанго освобожденный», рассказывающий о приключениях беглого раба на американском Юге, еще до премьеры вызвал ожесточенные споры. Некоторые критики обвинили Тарантино в расизме, однако звезды фильма — Сэмюэль Л. Джексон, Джейми Фокс, Леонардо Ди Каприо и Кристоф Вальц — встали на сторону режиссера

GRAZIA: Да уж, не жизнь, а сказка! Ну, а свободное время у вас остается при таком- то плотном графике? И как предпочитаете его проводить?
C.Л.Д.: Я не так уж часто бываю дома, поэтому любую возможность стараюсь использовать для общения с близкими. Обожаю, когда все дома — но только не валяются перед телевизором, а занимаются чем-нибудь полезным. Не люблю бездельников и себе не позволяю лениться. Всегда найду занятие — могу и рубанком построгать, и гвоздь забить, и обед приготовить.

GRAZIA: Еще я слышала, вы профессионально играете в гольф.
C.Л.Д.: Ну я бы так не сказал — до настоящих мастеров мне как до луны! Просто нравится на досуге помахать клюшкой. Конечно, будь я таким же асом, как Тайгер Вудс, давно бы распрощался с актерской карьерой и зарабатывал бы миллионы долларов на зеленом газоне.

СЭМЮЭЛЬ Л. ДЖЕКСОН
кадр из к/ф «Джанго освобожденный»

GRAZIA: А на меньшее не согласны? Для вас вообще важны деньги?
C.Л.Д.: От хорошего контракта никогда не отказывался и впредь не собираюсь. Но на первом месте — жена и дети. Они делают меня гораздо более счастливым, чем самый щедрый гонорар.

GRAZIA: Есть ли что-то общее между гольфом и актерской игрой?
C.Л.Д.: И там и там нужны знания и техника — определенная база. Но чтобы выбиться из массы, необходима еще и интуиция — ты должен чувствовать и клюшку, и героя на каком-то более глубоком уровне, стать их частью или, если угодно, продолжением.

GRAZIA: Чтобы добиться такого ощущения, многие прибегают к разнообразным допингам — как в спорте, так и в киноиндустрии…
C.Л.Д.: Да уж, знаю об этом не понаслышке. Одно время в поисках вдохновения я тоже обращался к алкоголю и наркотикам. Но все вредные привычки остались в прошлом — и ворошить его я не собираюсь. Счастье, полученное «химическим» способом, — взятое в кредит чувство. Потом неизбежно приходится отдавать долги, причем с немаленькими процентами. Теперь я поумнел и научился радоваться простым вещам — например, общению с родными и любимыми людьми. И вот это, скажу вам, настоящий кайф — никакого сравнения с тем, что может подарить доза или бутылка. Но все сложилось так, как должно было, и я ни о чем не жалею.

GRAZIA: Вы, похоже, фаталист…
C.Л.Д.: Любое событие в нашей жизни обязательно имеет свою причину. Не надо бояться ошибок — стоит просто извлекать из них уроки и обращать внимание на знаки судьбы: они выведут на правильную дорогу.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/4McenUEna3E» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>