«Когда я жалуюсь подругам на жизнь и обвиняю в своих бедах маму, которая оставила меня в годовалом возрасте на воспитание суровой бабушке и уехала в Москву, они на­ поминают, что мне уже тридцать, — рассказывает Ирина (32 года). — А потом я читаю психологическую литературу, где написано: родители ответственны за то, как чувствуют себя их выросшие дети! И кому мне верить?»

Раз внутренние претензии к маме не дают покоя, значит, связь с ней еще слишком сильна, чтобы Ира стала самостоятельной. Возраст не имеет значения. Прислушайтесь к ощущениям. Популярный детский психолог Людмила Петрановская в одном из интервью сказала, что задача родителя — оказаться не­ нужным. Результат успешного воспитания — личность, которая может строить жизнь по своим правилам, не спотыкаясь о советы, запреты или мнения вроде «приличные женщины так не поступают», «ты сама виновата» или «мужикам надо только одно». Если взрослый человек постоянно слышит внутри себя голоса родителей или злится на них, то ему сложно принимать решения и строить партнерские отношения — вся энергия уходит на подпитку обиды. Ничего, кроме чувства вины, ощутить не получается. А к психотерапевту многие часто не идут из-­за противоречия. «Но я уже слишком большая, чтобы жаловаться на маму, которая любила меня недостаточно, — говорит Полина (30 лет). — Надо просто взять себя в руки».

Часто незажившие травмы начинают «чесаться» у взрослых, когда у них появляются дети. В стрессовой ситуации человек обычно не контролирует эмоции и применяет с детьми стратегию поведения, которую бессознательно перенял от родителей. «Мама была непредсказуемой и часто кричала. Я хотела стать лучше нее, — говорит Саша (27 лет). — С таким запросом я и пошла к психологу, но только после того, как у меня родился сын, и я наорала на него, а потом бросила в кроватку. Дико испугалась самой себя! До этого считала, что достаточно перестать ныть. Теперь понимаю: нужно не бояться просить помощи и нести ответственность за кого-то еще». Первый шаг на пути к свободе — признать существование проблемы. Прервать цикл передачи по наследству негативного опыта — очень серьезное решение. Что может быть важнее, чем защитить родных от правил, которые испортили детство тебе. Следующий этап — терапевтическая работа.

«Могу ли я сама себе помочь, если знаю, в чем истоки? — спрашивает Катя (29 лет). — Да, мой отец был алкоголиком, в десять лет мне приходилось присматривать за ним, потому что мама не справлялась. Теперь я все время выбираю мужчин, которым нужна забота. Символически пытаюсь «спасти» папу. Я читаю статьи по психологии. Как мне поможет терапевт, если я в курсе причин происходящего?» Автор книги «Токсичные родители» Сьюзан Форвард пишет: важно признать себя жертвой родителей и разозлиться на них. Нужно перестать выгораживать и оправдывать их, даже если они страдали от болезни или не нарочно наносили вред ребенку. Ведь в итоге Катя выросла с ощущением, что она предназначена для заботы о других, а сама по себе ничего не значит. Злоба и гнев на близких часто погребены под другими чувствами, а еще они не совсем легальны для женщин в нашей культуре — им предписано терпеть и молчать. К психологу надо идти, чтобы добраться до сильных эмоций в безопасных условиях и позволить себе их испытать.

Алкоголизм и физическое насилие — самые радикальные «способы» испортить ребенку детство (и дальнейшую жизнь) и обеспечить работой психотерапевтов. Есть и миллион других — гиперконтроль (с бессознательным посылом «ты должен оставаться от меня зависим, потому что так я чувствую себя нужным»), шуточки про внешность («ты вся в папу, но красота — не главное»), воспитание в страхе («будешь так себя вести, отправим в детдом»). Мы живем с набором представлений о себе и о мире, не всегда отдавая отчет в том, какие из них радикально повлияли на самооценку. Если мы не получаем в семье поддержки, то чувствуем себя недостойными любви. «Кому я нужна в свои почти тридцать, — говорит мне подруга Галя. — Родители говорили, что с каждым годом невеста дешевеет, — так оно и есть. Буду думать про приемного ребенка». Усыновление и его мотивы — отдельная тема, а сейчас поговорим о том, как исправить ситуацию.

«Не могу познакомить маму с парнем — он «гастарбайтер». Так его назвали бы родители — ведь у него паспорт синий, и в церковь он не ходит! — говорит Ольга (35 лет). — На вопросы «когда замуж?» мне приходится лгать, а потом выслушивать лекции об опасностях позднего деторождения». Неважно, в чем суть вашего вранья и почему вы, взрослый человек, боитесь родителей, принимаете решения, опираясь на их мнение. Дело может быть и в бытовых вопросах. Например, вы хотели бы омлет и кофе, но боитесь об этом сказать, и, страдая, смотрите, как мама делает овсянку и чай. Формула «прости и забудь» не действует. Ведь вред был реальным, и перед вами никто не извинился. А забыть невозможно — без специальной работы вы не можете научиться чувствовать себя иначе.

Если сократить стандартные год-полтора психотерапии до нескольких предложений, то получится следующее. Чтобы вернуться за руль автомобиля собственной жизни, нужно: назвать проблему, разозлиться, погоревать о потерянном идеальном детстве, поверить — вы не виноваты ни в чем и достойны другого обращения, укрепиться в самооценке. Сказать родителям, что ответственность за переживания вашего внутреннего ребенка на них (а не на вас!), в идеале услышать их извинения, в конце концов, набраться сил и заявить: теперь все будет так, как нравится вам. И вот тут звучат фанфары и вручается водительское удостоверение на право управления собственной жизнью. Но обычно их получают после обучения у специалистов. Самоучкам, даже талантливым, корочки не выдают.


ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.