GRAZIA: Денис, расскажите о своем
новом проекте.
Денис Симачев: Он называется «Пятнадцать  братских республик» и отражает прошлое и настоящее постсоветского пространства. Это большая история, связанная с гастролями по всем 15 странам, которые появились после распада СССР.
GRAZIA: А почему для премьеры вы выбрали именно Киев?
Д.С.: Киев — самый близкий нам по духу и по количеству проживающих в нем друзей город.
GRAZIA: Кстати, почему вы перестали показывать коллекции в Милане?
Д.С.: На то было очень много причин. Но одна из главных — стало скучно. На последних показах это уже чувствовалось.
GRAZIA: По тому, как работает ваша
команда, сразу видно, что вы понимаете друг друга с полуслова. Как вам удалось этого добиться?
Д.С.: Когда у тебя уже все отработано на полутонах, не нужно лишний раз что-то
объяснять. В этом и заключается наша уникальность. И я рад, что мы не тратим времени на всякие пустяки.
GRAZIA: Вещи вашей марки часто подделывают?
Д.С.: Часто. Сначала подделывали хиты, потом стали полностью копировать коллекции. А сейчас дошло до того, что люди придумывают свои коллекции и нашивают лейбл Denis Simachev. Я считаю, это высший уровень подделки - когда важно уже не наполнение, а  сам  бренд.
GRAZIA: У многих людей бренд Denis Simachev ассоциируется с футболками с изображением Путина. А вам известно, как к ним относится сам Владимир  Владимирович?
Д.С.: Известно. Я жив-здоров, значит, все  в  порядке. Плюс уверен, что он относится к этому с юмором. К тому же, по  моим  данным, в таких футболках ходят его дочки.
GRAZIA: Каковы главные составляющие вашего творчества?
Д.С.: Свобода, юмор, большое количество друзей вокруг.
GRAZIA: Что вас вдохновляет, а что разочаровывает?
Д.С.: Вдохновляют путешествия, знакомства с интересными людьми, новые  возможности для реализации идей.  Разочаровывают непонимание  и  глупость.
GRAZIA: Как вас только не называют: таинственный, эпатажный, богемный… Этот список можно продолжать  до  бесконечности. А вы себя каким  считаете?
Д.С.: Я обычный, уравновешенный бизнесом и разгильдяйством дизайнер, четко понимающий, что  и  зачем он делает.
GRAZIA: И как такой дизайнер может заявлять, что не интересуется модой?
Д.С.: Элементарно. Интересуются модой люди, которые ее освещают, продают и  рядом с ней находятся. А сам дизайнер, интересуясь модой, может подпасть под некое влияние и потерять себя.
GRAZIA: А вас интересует, что о вас говорят или думают другие люди?
Д.С.: Если это друзья, интересует. Если нет, я улыбаюсь.
GRAZIA: Вы носите вещи других дизайнеров?
Д.С.: Очень редко. Только если я знаком с  этим человеком, или если вещь, которую я надел, несет какое-то послание. GRAZIA: А есть хотя бы один дизайнер, за  чьим творчеством вы пристально  следите?
Д.С.: Их даже двое. Первый — Джанни Версаче. За его творчеством я следил всегда и каждый раз открывал для себя что-то новое. И, собственно, свой бренд я строил с  оглядкой на историю возникновения его марки. Второй — это Нино Черрути. Мой друг, учитель, гуру, помощник во всем, что касается итальянского производства или выбора ткани. Мы с  ним в  очень хороших отношениях, мне  нравится проводить с  ним время. Он последний из могикан в мире  моды и  очень крутой человек сам по себе.
GRAZIA: Бренд Denis Simachev уже давно вышел за рамки модной индустрии. Каким  из ваших проектов вы гордитесь больше всего?
Д.С.: Проектов так много, и все такие родные, что я даже не знаю, какой выбрать. Всеми горжусь. Все в равной  степени интересны. Если бы у меня  было  что-то проходящее, я бы уже давно это скинул. Я  занимаюсь только тем, чем  горю.
GRAZIA: Вы, в частности, создали диджейское объединение Low Budget Family. Можете о нем рассказать?
Д.С.: Вся его концепция заключается в  слогане «Дорого и непрофессионально». Я собрал своих друзей — непрофессиональных диджеев — и заставил их сводить пластинки. Получается не у всех - в  этом, собственно, и прикол. А  еще мы запросили огромный гонорар  и составили совершенно невыполнимый райдер, который списали у какой-то американской звезды. Мы делали это только для того, чтобы быть крутыми и  чтобы нас никто не заказывал. А получилось наоборот.
GRAZIA: Вы считаете себя ресторатором?
Д.С.: Нет. Потому что хорошо знаю Новикова, Соркина, Гусева — вот они для меня четкие, мощные, интересные рестораторы. А я художник, мое дело картинки рисовать. Поэтому если говорить про мой бар, то это скорее успех команды.
GRAZIA: Что для вас деньги?
Д.С.: Это инструмент, дающий возможность решать те задачи, которые я перед собой ставлю. Я должен покрутить гаечным ключом, чтобы из крана полилась  вода. Для меня гаечный ключ - это  деньги.
GRAZIA: Что вас раздражает в людях?
Д.С.: Нетерпимость друг к другу. И еще отсутствие позитива, радости и веселья.
GRAZIA: Не так давно в комментариях к  материалу Grazia о татуировках вы сказали, что у женщины их быть не должно. Чего еще, по вашему мнению, не  может себе позволить девушка?
Д.С.: Она не должна позволять себе  навязываться, напиваться без своего  мужчины, ругаться матом. А еще прямым  текстом доказывать мужчине, что он  глупее .
GRAZIA: А чего в таком случае не должен позволять себе мужчина?
Д.С.: Он тоже не должен ругаться матом,  напиваться без своей женщины, казаться умнее, чем она… Ну и вообще он  мало что должен себе позволять, если уж разобраться.
GRAZIA: Где вы видите себя через 20 лет?
Д.С.: Было бы круто, если бы я сидел на том же стуле и давал вам интервью - только с пометкой «20 лет спустя». Ну, а так, думаю, что буду где-нибудь на деревянной маленькой яхточке пересекать океан.
GRAZIA: Если бы вы не родились в Москве, какой альтернативный вариант своей биографии вы бы выбрали?
Д.С.: Я мог бы родиться где-нибудь в Мексике, потом оказаться в Нью-Йорке и там чего-то добиться в политике. Или, например, вырасти в  чопорной английской семье под Лондоном - а потом взять и возглавить панковское движение «Подонки Англии».
GRAZIA: Вы очень закрытый человек. Есть ли в вашей жизни люди, с которыми вы можете быть на 100% откровенным?
Д.С.: Нет, я даже сам с собой немного закрыт. Потому что мне всегда интересно с собой поговорить, а для этого должна быть интрига. Я сам от себя иногда что-то скрываю, а потом сам с собой это обсуждаю… Похоже  на сумасшествие, но мне это помогает  существовать в обществе и держать все под контролем.
Интервью: Алена Пенева