27 мая выходит альбом Димы Билана «Дотянуться»! Накануне презентации корреспондент GRAZIA Анна Сиротина встретилась с музыкантом и расспросила о его ближайших планах, а также выяснила, готов ли он пойти ради любви на преступление и ревнуют ли настоящие мужчины.
Дима Билан
Дима Билан

GRAZIA: Что для вас новый альбом — крик души или коммерческий продукт?
ДИМА БИЛАН: Я по жизни передвигаюсь компромиссно и на свои музыкальные идеи стараюсь смотреть глазами слушателя. Но это ни в коем случае не значит угождать. Все знают: я романтик, пою про слезы, душевные стенания, лишь иногда на сцене бывает запредельная радость, удалая пляска. А на самом деле я вдумчивый, страдающий человек. Поэтому пластинка будет традиционной, понятной поклонникам, но заключительной в этом ключе. Я бы ее назвал «Последний романтический альбом Димы Билана».

GRAZIA: Подводить итоги — неблагодарное дело.
Д.Б.: Я подошел к определенному рубежу. В 31 год начинаешь задумываться обо всем. Дальше, видимо, будут бес в ребро и седина в бороду. До сих пор я записывал музыку в узнаваемом стиле, но у меня накопилось много совсем другого, собственного материала. И это уже совсем иная история. Недавно мы снимали ролик с режиссером Гошей Тоидзе в гостиничном номере. И я подумал: так мы уже делали, все это было, надоело стоять у стены, трогая цепочку и вспоминая моменты из жизни! Меня убивает ощущение, будто что-то повторяется. Тогда я вышел из положения: лег на кровать и пел вниз головой.

GRAZIA: Но ведь в некотором смысле от себя убежать невозможно?
Д.Б.: Поговорим об этом, когда мне стукнет сорок пять.

GRAZIA: Вы постоянно устанавливаете временные рамки!
Д.Б.: Это же важно! На доме, в котором я живу, есть огромные часы. Мне нравится чувствовать их ход.

GRAZIA: Будет ли что-то принципиально новое в туре в поддержку альбома?
Д.Б.: Программа начнется в зале Чайковского, затем — поездка по Золотому кольцу, но без гигантских фур с реквизитом — такие вещи уже в прошлом. Мой концерт не межгалактическое шоу, а элегантный душевный разговор. Раньше мне очень хотелось нравиться всем. Было желание покорить мир — и я это сделал, приняв его правила. Теперь постепенно хочу предлагать свою игру.

GRAZIA: Можете назвать страну, наиболее соответствующую вашему духу?
Д.Б.: Мне недостаточно провести где-то отрезок времени, нужно обязательно задержаться. Необходимо сесть однажды за руль и слиться с кровеносной системой того или иного места, чтобы по‑настоящему ощутить себя там. Для жизни хорош Рим или Сан-Марино — маленькая республика, государство в государстве. Мне нравятся территории, где развито ремесло и ценится человеческий труд. В этом есть что-то незыблемое, большое, вечное, безапелляционное, нестыдное. Отсюда и симпатия к итальянской столице с ее глиняными горшками и брусчаткой, положенной вручную. Неплох и Лос-Анджелес: там все перемешано — небрежно, просто, легко. Ту же самую Шер можно встретить в какой-нибудь забегаловке. У нас же, если выходишь с утра из дома, должен выглядеть как с иголочки. Там по‑другому к этому относятся, в любой знаменитости есть что-то человеческое — и оскароносцы могут спокойно отправиться в «трениках» за пивом.

GRAZIA: Какие личные качества для вас важны?
Д.Б.: Я думаю, ценно терпение по отношению к людям и ситуациям. Я бы не стал делать карьеру за счет секретов, которые мне известны о коллегах, да еще и бравируя этим и требуя чего-то взамен. Кроме того, я не крохобор, с большим удовольствием подарил квартиры своим сестрам, у которых, в общем-то, есть мужья. Для меня мужество в том, чтобы не мелочиться ни в чувствах, ни в делах. Наверное, поэтому мне кажется, что если собрать воедино события моей жизни, они отлично состыкуются — без противоречий.

GRAZIA: На что вы способны ради любви?
Д.Б.: Как бы не соврать… Не знаю. Например, однажды на Гоа нас обокрали. Буквально на глазах у всех уборщики утащили из номера плеер, вещи, деньги… А потом мы заехали в ювелирный магазин, и я украл кольцо. Вышел и говорю: «Смотри, что я для тебя «спионерил». Уверен, это нормальный круговорот вещей в природе, и в Индии это особенно чувствуется. Я восстановил равновесие — у меня было полное право так сделать. Хотя в целом на меня это не похоже. А вообще любовь оправдывает все, кроме ревности.

GRAZIA: А вы ревнивы?
Д.Б.: Нет, это слишком женское чувство. Мол, загляну на страницу своей девушки, посмотрю, что там и как. Можно еще зарегистрироваться под именем Серега и начать «знакомиться». Мужчины частенько становятся жертвами таких игр разума. Терпеть не могу участвовать в разборках: почему трубку не брала, где так долго сидела. Мне это в высшей степени противно. Только «девомужчина» проверяет телефоны. Хотя у меня мобильник нередко просматривали и от моего имени писали. Проблемы появляются, только когда друзья тебе про них рассказывают. Ну, а если в отношениях все идет к завершению, избранница сама об этом сообщит лично. Тогда, конечно, наступает черный день.

GRAZIA: И как же быть?
Д.Б.: Лучше всего знакомиться с новыми людьми. Выйти из дома с музыкой в наушниках и отправиться куда глаза глядят. Я один раз так оказался на Ленинградке и всю Москву обошел. От некоторых персонажей вдохновляешься невероятно. Интересная встреча способна нас перезарядить. Во мне живет душа экспериментатора, и велико желание в очередной раз посмотреть, во что же выльется свежее безумство.