20 сентября на экраны выходит криминальная драма «Патруль», в которой Джейк Джилленхол сыграл полицейского. GRAZIA выяснила у актера, чем он собирается зарабатывать на жизнь, если ему перестанут предлагать роли, ради чего согласен лечь в постель с Энн Хэтуэй и в какие моменты задумывается о семье и детях.
Джейк Джилленхол
Джейк Джилленхол

GRAZIA: Расскажите про проект — что вас в нем привлекло?
ДЖЕЙК ДЖИЛЛЕНХОЛ: Режиссер Дэвид Эйер — сценарист «Форсажа», одного из моих любимых фильмов в жанре экшен. Естественно, я сразу ухватился за возможность с ним посотрудничать! К тому же меня заинтересовала сама концепция: перед нами стояла задача сделать съемочный процесс максимально незаметным. В некоторых сценах вообще использовались скрытые камеры! И даже настоящие полицейские не узнавали во мне актера, потому что я постоянно ходил в форме и она стала моей второй кожей, как и задумывалось.

GRAZIA: Долго вживались в образ?
Д.Д.: Около пяти месяцев — притом что сам «Патруль» снимался каких-то пять недель!

GRAZIA: И как же вы готовились?
Д.Д.: Общался с профессионалами, тренировался по несколько часов в день, ходил на занятия по рукопашному бою, наблюдал, как в реальности ловят нарушителей… В общем, научился всему, что должны уметь полицейские. Так что теперь, если вдруг перестанут предлагать роли, я без куска хлеба точно не останусь!

GRAZIA: Вы сами решили, что ваш персонаж должен быть наголо стриженным?
Д.Д.: Нет, идея принадлежала режиссеру — более того, он лично отрезал мне волосы! Но, как видите, сейчас они опять отросли.

GRAZIA: Похвастайтесь: в каких картинах, по вашему мнению, вы превзошли самого себя?
Д.Д.: Почему-то на ум сразу приходит «Принц Персии»: там я в лучшей физической форме, чем когда-либо. Не зря так долго качался!

GRAZIA: Вас довольно часто можно увидеть в откровенных сценах. Они вам даются легко?
Д.Д.: Да вы что — это настоящая пытка! Помню, на съемках «Любви и других лекарств» буквально боролся с собой каждый раз, когда нужно было раздеваться перед камерой. Жутко некомфортное ощущение! Но хорошо, что я, опять-таки, предварительно занялся своим телом — хотя бы не переживал из-за лишних килограммов. Плюс мне предложили неплохие деньги за то, чтобы я полежал в постели с Энн Хэтуэй, — бесплатно, сами понимаете, я бы этого никогда не сделал! (Смеется.)

Джейк Джилленхол
В «Патруле» лысый Джейк Джилленхол напропалую кокетничает с Анной Кендрик и виртуозно обращается с огнестрельным оружием

GRAZIA: А какие еще аспекты актерской профессии вам категорически не нравятся?
Д.Д.: Необходимость отказываться от любимых чизбургеров ради ролей крутых парней. И пусть кто-нибудь попробует сказать, что у меня легкая работа!

GRAZIA: Совсем скоро вы дебютируете на Бродвее — причем не в мюзикле, а в драме. Давно мечтали о театре?
Д.Д.: Знаете, лет десять назад я дал себе клятву, что через каждые три фильма буду выходить на сцену. Но исполнить обещание оказалось не так просто! И вот наконец я сделал перерыв между съемками и с головой погрузился в репетиции. Так что приглашаю на спектакль!

GRAZIA: Ваша старшая сестра Мэгги Джилленхол тоже актриса — никогда не возникало чувство соперничества?
Д.Д.: Что вы, у нас с ней просто замечательные отношения. Конечно, я обеими руками за здоровую конкуренцию — но только не с родственниками. Это противоречит моей философии.

GRAZIA: Вы религиозный человек?
Д.Д.: Поскольку мама у меня еврейка, кстати, с русскими корнями, а папа — христианин, я никогда толком не знал, во что верить и каким правилам и традициям следовать. Поэтому еще в подростковом возрасте решил пойти совсем в другую сторону и всерьез занялся изучением восточных религий, в особенности буддизма — даже в Тибет успел съездить. Но в итоге понял, что нет смысла загонять себя в рамки какой-то одной догмы.

Джейк Джилленхол
Кадр из к/ф «Патруль»

GRAZIA: Насколько вы близки со своей семьей?
Д.Д.: Мы стараемся как можно чаще собираться вместе — ну или хотя бы созваниваться. Я дружу с мужем моей сестры Питером Сарсгаардом, нянчусь с племянницами. Еще у меня есть крестница — Матильда Роуз, дочь Хита Леджера и Мишель Уильямс. С годами я все отчетливее осознаю, насколько мне дороги эти люди. Мама всегда учила меня, как прекрасно иметь возможность что-то подарить другому человеку, — и вот, кажется, я наконец достиг того состояния, когда мне больше нравится отдавать, нежели брать.

GRAZIA: А стать отцом не планируете?
Д.Д.: Чем дольше смотрю на Мэгги с Питером и их дочек, тем больше понимаю, что и мне хочется таких отношений. Впрочем, пока я не готов расстаться со званием одного из самых сексуальных холостяков нашей планеты! (Смеется.)

GRAZIA: Помните свою первую любовь?
Д.Д.: Конечно! Мы познакомились еще в школе. Так мило проводили время — ездили в кемпинги, гуляли, ели конфеты… Такое не забывается.

GRAZIA: Как вы думаете, к этому чувству можно привыкнуть?
Д.Д.: Я считаю, что любовь — сильнейший наркотик, который легко вызывает зависимость.

Интервью: Анна Павлова

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/9Z2aL0eI56Y» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>