На экраны вышел драматический триллер «Транс» с Джеймсом МакЭвоем в роли аукционера-грабителя. Корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась с актером за чашкой кофе и побеседовала о влиянии неблагополучного детства на творчество и табу на совместные съемки с женой.
Джеймс Макэвой
Джеймс Макэвой

GRAZIA: Вы согласились сниматься, потому что режиссером выступил Дэнни Бойл или сам сценарий понравился?
ДЖЕЙМС МАКЭВОЙ: Вообще для меня важнее всего роль. Однако согласитесь, я много раз снимался в фильмах начинающих режиссеров только из-за интересной истории. Но в случае с «Трансом» моей первой реакцией было: «Неужели сам Дэнни Бойл!» Это чудесная возможность поработать с истинным художником, смелым, динамичным и опытным.

GRAZIA: В чем уникальность его режиссерского стиля?
Д.М.: У него хватает смелости приступать к съемке, не зная ответов на все вопросы. Но это еще не все — в процессе работы он ищет еще более сложные и запутанные ходы, чем в изначальной задумке сценариста. И идет на огромный риск: никто не знает, что получится в итоге. Просто надеешься, что все будет хорошо, ведь Дэнни — рядом!

GRAZIA: Как вы готовились к роли?
Д.М.: Штудировал литературу о гипнозе — насколько сильно это состояние может деформировать сознание. Мой персонаж теряет память после полученной травмы и даже не подозревает, кто он и на что способен. На протяжении фильма он, так сказать, движется вслепую и постоянно узнает о себе что-то новое.

GRAZIA: Во время работы над ролью вдохновлялись какими-то фильмами о грабителях?
Д.М.: Нет, я специально ничего не пересматривал. К тому же, мне кажется, наша история не совсем о грабителях…

GRAZIA: Скорее о гипнозе, я уже поняла. А как работалось с Росарио Доусон? В фильме есть постельная сцена…
Д.М.: Она привлекательная девушка, я чертовски привлекательный парень, но между нами нет никаких чувств, и мы это знаем. У нее классное чувство юмора, а когда герои такие сложные, как наши, в перерывах между съемками лучше улыбаться.

Джеймс Макэвой
Главный герой триллера аукционер Саймон ощутил на себе всю силу гипноза

GRAZIA: Нашли общий язык с Венсаном Касселем?
Д.М.: У нас было много совместных тренировок, а мы оба это любим. Он занимается серфингом, я играю в футбол. Оставалось только выбрать общий язык — английский или французский. Но раз снимаем по‑британски — ему пришлось подстроиться.

GRAZIA: Если б вы сами решили купить произведение искусства, то что бы предпочли?
Д.М.: У меня есть любимая картина Моне, название вылетело из головы. Невероятно, но я не могу его вспомнить! Да и неважно это, лучше повторю вслед за своим персонажем: никакой шедевр не стоит жизни человека. Так что давайте лучше про людей.

Джеймс Макэвой
Партнерами по фильму для Джеймса МакЭвоя стали Венсан Кассель и Росарио Доусон

GRAZIA: Вы женаты?
Д.М.: Да. Моя жена — актриса Энн-Мэри Дафф. Вы могли видеть ее в фильме «Стать Джоном Ленноном».

GRAZIA: Легко ли вам сочетать съемки и личную жизнь?
Д.М.: Я люблю свою профессию, но хочу приходить домой и чувствовать себя счастливым в кругу семьи. Хочешь посвятить всего себя карьере? Отлично! Но тогда не заводи семью. А если женился, не позволяй работе контролировать твою личную жизнь. Нам с женой, кстати, часто предлагают сниматься вместе, но мы отказываемся. Зачем выносить отношения на общее обсуждение?

GRAZIA: Что еще для вас под запретом при выборе подходящего сценария?
Д.М.: Я очень рационально подхожу к своему будущему, поэтому в первую очередь стараюсь определить, будет ли новый фильм полезен для моей карьеры. Всегда стараюсь просчитать резонанс от проекта. И только в крайнем случае соглашаюсь на роль лишь потому, что меня вдохновил замысел.

GRAZIA: Не могу не спросить: что больше всего запомнилось на съемках с Анджелиной Джоли в фильме «Особо опасен» Тимура Бекмамбетова?
Д.М.: Ее кулаки прямо у моего носа! Анджелине надо было махать ими передо мной раз 400! И я был морально готов к тому, что 10 ударов мне уж точно не избежать. Но Энджи — мастер: так меня и не задела!

Джеймс Макэвой
Джеймс Макэвой

GRAZIA: Вас узнают на улице?
Д.М.: То да, то нет. Я не веду публичный образ жизни, не хожу на вечеринки для знаменитостей. Так что все зависит от популярности моего последнего фильма.

GRAZIA: Вы очень обаятельный человек. Когда научились этим пользоваться?
Д.М.: С того момента, как начал ходить на пробы. Мне всегда было легко привлечь внимание режиссера. Но, уверяю вас, в жизни я не всегда такой обаятельный, как мои персонажи.

GRAZIA: Каким было ваше детство?
Д.М.: Я вырос в пригороде Глазго и воспитывался в строгости — это спасло меня от многих неприятностей. Недавно моя родственница сказала: «Не думаю, что тебе когда-то хотелось бунтовать — это не в твоем характере. Ты всегда стремился быть хорошим мальчиком». Мне кажется, она права.

GRAZIA: О какой профессии вы мечтали?
Д.М.: Хотел быть врачом, потом летчиком. Когда растешь в промышленном районе, реальность со временем сводит на нет твои амбиции. Со мной такого не случилось. Почему-то я всегда знал, что со мной все будет хорошо, я буду счастливым и, главное, независимым. Когда исполнилось восемнадцать, твердо решил, что больше не возьму у своих родных ни цента. Пацан сказал — пацан сделал.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/JX_TVLfiVd8» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>