21 ноября на экраны выходит фильм «Голодные игры: И вспыхнет пламя». Незадолго до премьеры корреспондент GRAZIA Бруно Лестер встретился с исполнительницей главной роли Дженнифер Лоуренс и выяснил, как она относится к своей славе и почему решилась на откровенную съемку.
Дженнифер Лоуренс
Дженнифер Лоренс

GRAZIA: Последнее время вы работаете без перерыва. Получили «Оскара», снялись во многих картинах. В ближайшие месяцы в прокат выйдут сразу несколько фильмов с вашим участием! Ощущаете на себе груз ответственности?
ДЖЕННИФЕР ЛОУРЕНС: Нет, ведь мне же заплатят гонорар вне зависимости от того, будет проект успешным или провалится. (Смеется.) Шучу, конечно!

GRAZIA: Первым из ваших новых фильмов на экранах появится триллер «Голодные игры: И вспыхнет пламя» — вторая часть фантастической саги. Каково было снова вживаться в образ героини?
Д.Л.: На самом деле во второй раз играть Китнисс Эвердин гораздо легче! Тем более что работать на площадке со старой командой всегда приятнее, чем налаживать контакты с теми, кого видишь впервые. Было очень здорово снова оказаться в кадре с Джошем Хатчерсоном и Лиамом Хемсвортом, ведь мы с ними успели подружиться.

GRAZIA: Вы подписали контракт на участие сразу в нескольких сериях картины — а это ко многому обязывает. Сразу на это решились?
Д.Л.: Конечно, я сомневалась! Во‑первых, я настоящая фанатка романов Сьюзен Коллинз, по которым поставлены фильмы. А эти книги достаточно мрачные, поэтому я не была уверена, что их получится перенести на экран достоверно, без такого, знаете ли, голливудского лоска. К тому же до того я в основном снималась в независимых картинах, которые почти никто и не смотрел. А тут мне предложили главную роль в 100-миллионном блокбастере!

Дженнифер Лоуренс
Дженнифер Лоренс

GRAZIA: И все-таки вы согласились — каково было проснуться знаменитой?
Д.Л.: Естественно, я понимала, что сразу после выхода первых «Голодных игр» меня всегда и везде начнут узнавать. И всерьез задумалась: «Так, если я сейчас скажу да, то уже через год не смогу незамеченной пройтись по магазинам или спокойно поужинать в ресторане. А оно мне нужно?» Но через три дня размышлений я все-таки подписала контракт, потому что знала: это действительно моя роль! Не хотелось отдавать ее кому-то другому, чтобы в старости говорить внукам: «А ведь на месте той бездарной актрисульки могла быть я…» (Смеется.)

GRAZIA: Как и в первом фильме, в новой ленте много экшен-сцен. Вам пришлось долго к ним готовиться?
Д.Л.: Я тренировалась шесть недель: вспоминала, как стрелять из лука, занималась паркуром и скалолазанием — в общем, изрядно попотела! К счастью, незадолго до этого я уже успела нарастить мышцы во время работы над фильмом «Люди Икс: Первый класс», так что оставалось просто поддерживать общий тонус. К тому же я фанат фитнеса, поэтому перед съемками мне не приходится начинать все с нуля.

GRAZIA: Ваша героиня Китнисс стала ролевой моделью для миллионов тинейджеров. Нравится чувствовать себя иконой подростков?
Д.Л.: Я страшно рада, что так получилось! Китнисс — настоящее воплощение сильной девушки: для нее главное — выживание и восстановление справедливости, а не поиски бойфренда. Она считает себя охотником и не старается любыми способами понравиться окружающим. Надеюсь, посмотрев наши фильмы, девочки почувствуют себя сильными и уверенными в себе — для меня это важнее всего.

Дженнифер Лоренс
Поговаривают, что Дженнифер возобновила отношения с Николасом Холтом, с которым познакомилась на съемках фильма «Люди Икс: Первый класс» — и как он только разглядел девушку под слоем грима?

GRAZIA: Вы чем-то похожи на свою героиню?
Д.Л.: В каком-то смысле да. Я выросла на ферме в штате Кентукки с двумя старшими братьями: много ездила верхом, бесстрашно лазила по деревьям, играла в баскетбол и хоккей на траве — в общем, была сорванцом. Никто не учил меня делать красивый макияж и выбирать наряды. Но я очень хотела стать настоящей девочкой.

GRAZIA: И как же вы попали из Кентукки в Голливуд?
Д.Л.: По чистой случайности! Когда мне было 14 лет, во время школьных каникул мы с мамой поехали в Нью-Йорк. На улице меня заметил фотограф из модельного агентства — снимок попал к телепродюсерам, и они начали звонить маме и приглашать нас на пробы. Я была в восторге: на тот момент ненавидела школу, учителя считали меня тупицей, а тут, наоборот, все только хвалили — кому же такое не понравится? И в итоге мы остались в Нью-Йорке на все лето. Родители думали, что бесконечные кастинги и постоянные отказы быстро мне наскучат и я благополучно вернусь домой к первому сентября, но они ошибались. Я обосновалась в «Большом яблоке», затем переехала в Лос-Анджелес: окончила школу экстерном, начала сниматься в телешоу и рекламных роликах, а потом и в независимых фильмах.

GRAZIA: Вы получили первую номинацию на «Оскар», когда вам было всего 20 лет — за роль в драме «Зимняя кость». Но потом у вас начались трудности в карьере… Расскажите, что произошло.
Д.Л.: После съемок в этой картине мне начали предлагать однотипные роли, знаете, эдаких решительных страшил. В Голливуде туго с воображением: если один раз хорошо покажешь себя в определенном амплуа — считай, что оно закрепилось за тобой на всю жизнь. Особенно тяжело приходится молодым актрисам: ты можешь быть либо хорошенькой дурочкой, либо красивой стервой, либо серой мышкой с золотым сердцем. Согласитесь, не слишком-то богатый выбор! Вот и со мной вышло именно так: продюсеры не верили, что я способна выглядеть в кадре женственно и соблазнительно. Чтобы переубедить их, пришлось показать небольшой стриптиз (в 2010 году Дженнифер снялась в бикини для журнала GQ. — Примеч. Grazia). Но оно того стоило: благодаря фотосессии мне предложили роль в «Людях Икс», а там и «Голодные игры» появились на горизонте.

Дженнифер Лоренс
Кадр из к/ф «Люди Икс: Первый класс»

GRAZIA: Как вам сейчас живется в Голливуде? Наверное, с тех пор как вы получили «Оскар» за фильм «Мой парень — псих», сложностей с кастингом уже не возникает?
Д.Л.: Ну да — зато есть другие проблемы. Если уж говорить начистоту, актерская профессия не такая легкая, как принято думать. Работаешь с раннего утра до поздней ночи, перекусываешь фастфудом на ходу, а в случае с лентами вроде «Голодных игр» еще и выкладываешься до полного изнеможения. Но мне грех жаловаться: я занимаюсь любимым делом — да к тому же получаю за это кучу денег!

GRAZIA: Еще одна издержка профессии — постоянные сплетни и слухи…
Д.Л.: Ну, к этому-то я уже успела привыкнуть. Просто не обращаю внимания на пересуды.

GRAZIA: В вашей жизни есть место для чего-то кроме работы?
Д.Л.: Это вы о том, хватает ли мне времени на чтение толстых романов? (Смеется.) Не переживайте, я поняла намек. Но раскрывать карты не буду: раньше я многим делилась с журналистами, но поняла: молчание и правда золото! Скажу только, что не страдаю от одиночества (по слухам, Дженнифер возобновила отношения с актером Николасом Холтом, с которым познакомилась на съемках «Людей Икс: Первый класс» и рассталась зимой. — Примеч. Grazia).

Дженнифер Лоуренс
На экраны выходит вторая часть саги «Голодные игры».

GRAZIA: Хорошо, давайте сменим тему. Режиссеры и критики в один голос называют вас самой талантливой актрисой поколения. А чье мнение для вас важнее всего?
Д.Л.: Для меня самое главное — знать, что родители мной гордятся. Помню, как мы вместе с папой смотрели «Мой парень — псих» и я вдруг заметила, что у него по щекам текут слезы. А ведь до этого я была уверена, что его ничем не прошибешь!

GRAZIA: А звание иконы стиля вам не льстит? Ведь вы уже второй сезон остаетесь лицом Dior…
Д.Л.: Конечно, интерес к тебе модного дома — это большой комплимент. К тому же получать бесплатно потрясающие платья для выхода на красную дорожку — мечта любой девушки! Но я реалистка и понимаю, что ничего этого не было бы, если бы я не выкладывалась на площадке на все сто процентов. Так что главное для меня — работа, а все остальное — просто приятный бонус.

ФОТО: SPLASH/ALL OVER PRESS; LEGION-MEDIA; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.