Джош Бролин
В жизни Энн очень эмоциональна, как, впрочем, и большинство ее героинь

GRAZIA: Съемки «Эвереста» проходили на приличной высоте. Не страшно было?
Джош Бролин: Я очень боялся высоты многие годы. Впервые осознал это еще ребенком в Чикаго, когда с мамой пошел на колесо обозрения. Помню, мы добрались до верхней точки, я посмотрел вниз, резко побледнел и потерял сознание.

GRAZIA: Как же вы взялись за такую работу?
Д.Б.: Несколько лет назад я решил все же побороть свой страх и поехал с другом, известным альпинистом Дином Поттером, в Швейцарские Альпы. Дин тогда сказал: «Да не волнуйся, это милая прогулка». В реальности, конечно, мы оказались на самом настоящем подъеме в горы. Моя девушка, которая пошла с нами, кричала громче всех, и мне пришлось изображать настоящего мужчину, не поддаваться эмоциям. Хотя, когда на съемках «Эвереста» нам нужно было в Швейцарии пройти по одному из ущелий, я реально обдумывал, не вызвать ли спасательный вертолет!

GRAZIA: Прототип вашего персонажа — Бек Уизерс, участвовавший в восхождении на Эверест в 1996 году. Вы с ним встречались?
Д.Б.: Да, он очень клевый мужик. Работает теперь пилотом самолета. Сказал: «Надоели мне все эти горы!» Видимо, жажда адреналина тоже с годами проходит. Я лично, например, люблю спортивные автомобили и мечтал в детстве стать гонщиком, но сейчас вожу самые безопасные машины, особенно если еду с детьми.

GRAZIA: Играть реально существующего человека тяжелее, чем вымышленного героя?
Д.Б.: Многие актеры говорят, что в таком случае чувствуют особую ответственность, но когда ты слишком точен, получается клоунское копирование. Хотя, признаюсь, самую большую ответственность я испытывал, когда исполнял роль Джорджа Буша-младшего в фильме «Буш».

[PAGE] [/PAGE]
Джош Бролин
В основе сценария «Эвереста» лежит реальная трагедия, случившаяся на Джомолунгме в мае 1996 года

GRAZIA: Не страшно было изображать такую неоднозначную фигуру?
Д.Б.: Знаете, сложнее всего было справиться с собственной семьей. Мои отец и мачеха (телезвезда Джеймс Бролин и певица Барбра Стрейзанд — Примеч. Grazia) — убежденные демократы. Барбра даже активно протестовала против войны в Ираке. После моего утверждения на роль она пришла в ужас и сказала: «Надеюсь, тебе неприлично много за это заплатят!»

GRAZIA: А бывает, что вы соглашаетесь сниматься только из любопытства?
Д.Б.: В этом и есть залог успешной карьеры — личный интерес и азарт. Если их нет, то о чем мне думать? Что завтра начало работы в 5.30 утра, и я снова приду в холодный павильон со снежной машиной? Жаловаться всем вокруг на свою судьбу?

GRAZIA: Неужели вам есть на что жаловаться? В рамках только съемок «Эвереста» вы побывали в Непале, Италии, сейчас находитесь недалеко от Лондона…
Д.Б.: В Непале я трое суток своих ног не чувствовал. В Лондоне хотя бы есть рестораны, а куда пойти в горах? Приведу вам пример одного «гламурного» съемочного дня. Мы работали на отвесной скале, и у операторов заклинило кран камеры. Нас попросили подождать, пока отремонтируют. Актерам пришлось устроиться прямо на льду. Температура была -15. Через полтора часа, когда кран починили, нам уже не приходилось ничего играть — мы были на самом деле продрогшие до костей и злые, как собаки.

GRAZIA: Такой опыт помогает актерам сплотиться?
Д.Б.: У Сэма Шепарда есть пьеса «Настоящий Запад», которую невозможно сыграть, не поссорившись с остальными. Сценарий «Эвереста» в чем-то похож на нее. Нам приходилось нелегко.

[PAGE] [/PAGE]

GRAZIA: Вы себя сдерживали?
Д.Б.: Со многими я давно знаком. Но тут поначалу про некоторых думал: «Ну и дерьмо же человек на самом деле!» Они, уверен, придерживались такого же мнения обо мне, правда, потом поменяли его на противоположное. Мы теперь как отряд солдат, прошедших через военные действия.

GRAZIA: Вы всегда могли прямо рассказать журналистам всю правду?
Д.Б.: Помню, что в детстве я был очень милым и стеснительным мальчиком. И даже если сейчас в это трудно поверить, клянусь, я все время боялся кого-то обидеть. Зато после начала актерской карьеры мой характер кардинально поменялся.

GRAZIA: А как на него повлияли аресты из-за связи с криминальной бандой?
Д.Б.: Не бандой, а дурной компанией. Там были все подряд — и дети богатых родителей, и какие-то проходимцы. Нормальным считалось принимать наркотики. Недавно я вспоминал события юности и понял, что из друзей того периода почти никого не осталось в живых — все, кто сидел на героине или еще чем-то, уже на том свете.

GRAZIA: Как же вам удалось выбраться из порочного круга?
Д.Б.: С помощью семьи и работы. Изначально слава вскружила мне голову, но потом актерство же вернуло меня обратно на нужный путь. Мне захотелось стать профессионалом, которым гордился бы отец. Надеюсь, у меня получилось.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.