28 февраля на экраны выходит криминальная драма Стивена Содерберга «Побочный эффект» с Джудом Лоу в главной роли. Корреспондент GRAZIA Виктория Гончарова встретилась с актером в Лондоне и узнала, почему скрывают правду о новом фильме, каких персонажей ему нравится играть и что общего у него с Карениным.
Джуд Лоу
Джуд Лоу

GRAZIA: Почему ваша последняя работа окутана таким ореолом тайны?
ДЖУД ЛОУ: Продюсеры не хотели, чтобы до Берлинского кинофестиваля в прессу просачивались какие-то подробности. Во многих странах даже отложили премьеру фильма.

GRAZIA: В России, кстати, тоже…
Д.Л.: Вот-вот, видимо, у режиссера Стивена Содерберга есть все основания претендовать на победу и он хочет добиться максимального эффекта, когда картину впервые увидит жюри. Так что спойлеров от меня вы не дождетесь. (Смеется.)

GRAZIA: Ну хоть какие-то детали?
Д.Л.: Я играю врача — и невольно становлюсь соучастником преступления. Дело в том, что моя пациентка Эмили сильно переживает из-за освобождения любимого супруга из тюрьмы. Я помогаю ей справиться со стрессом при помощи сильнодействующих успокоительных. Но вскоре после возвращения мужа убивают, и все улики указывают на Эмили. А она говорит, что ничего не помнит, потому что впала в забытье из-за моих лекарств. И начинается расследование…

GRAZIA: Значит, речь идет об остросюжетном детективе?
Д.Л.: Все намного сложнее. Такой мэтр, как Содерберг, не стал бы снимать обычное жанровое кино. Скорее, мы попытались пролить свет на махинации фармацевтических компаний. Думаю, это будет интересно и простым зрителям, и «отборщикам» крайне социально ориентированного Берлинале.

GRAZIA: Чем еще порадуете своих поклонников в ближайшее время?
Д.Л.: Я выступил в малобюджетном британском фильме «Дом Хемингуэй» режиссера Ричарда Шепарда в амплуа преступника и алкоголика. Мои герой пытается наладить контакт с дочерью, которую не видел десять лет. В двадцать и тридцать такого разнообразия ролей у меня не было.

GRAZIA: В декабре вам исполнилось сорок. Как вы себя ощущаете?
Д.Л.: Мне кажется, сорок — прекрасный возраст, чтобы перестать беспокоиться. Мне стало значительно легче с самим собой. В двадцать ты формируешься, все время что-то доказываешь. В тридцать — обретаешь какую-то форму… А дальше начинаешь жить в соответствии с тем, кто ты есть на самом деле. Можно не думать о реакции других и сосредоточиться на работе. Кроме того, играть героев старше сорока гораздо интереснее: характеры сложнее, значительнее. Так что я настроен оптимистично, надеюсь, впереди много хорошего! (Смеется.) Я любопытен, всегда мечтаю о будущем. Хочется поработать с разными режиссерами, сыграть множество персонажей, столькому научиться… Иногда мне кажется, что раньше я только скользил по поверхности.

Джуд Лоу
В фильме «Побочный эффект» Лоу (на фото с Кэтрин Зетой-Джонс) сыграл врача

GRAZIA: Какие роли для вас наиболее комфортны?
Д.Л.: Трудно сказать. Я люблю пробовать что-то новое, испытывать себя… Можно сказать, что самые «удобные» для меня роли — это самые некомфортные. (Смеется.) Я не из тех, кто будет почивать на лаврах и довольствоваться тем, что получается. Мне нравится удивлять людей.

GRAZIA: А какая работа была поворотной точкой в вашей карьере?
Д.Л.: Наверное, фильм «Гаттака».

GRAZIA: Сегодня общество так же очаровано знаменитостями, как раньше — королями. Многие хотят знать, кто вы в обычной жизни. Как вы к этому относитесь?
Д.Л.: Я этого не понимаю: у меня самого никогда не было подобного интереса к кому-либо. Наверное, слишком занят, чтобы читать сплетни о знаменитостях. Если у меня есть полчаса — я предпочту книгу или сценарий. И меня удивляет, что у других есть на это время. Лучше б они взяли в руки что-то стоящее. Вообще, стремление сплетничать и осуждать других — одна из самых грустных особенностей современного мира. К сожалению, трудно обвинить в этом таблоиды, они просто делают свое дело. Люди хотят знать сплетни и готовы за это платить. И бесполезно взывать к тому, что звезды имеют право на частную жизнь.

Джуд Лоу
Кадр из к/ф «Побочный эффект»

GRAZIA: Кстати, о частной жизни. У вас два сына и дочь — поделитесь секретами воспитания?
Д.Л.: Я верю в дисциплину. Я вырос в любящей семье и всегда точно знал, что можно, а что нельзя. Мне кажется, детей нельзя предоставлять самим себе, их нужно постоянно направлять.

GRAZIA: В 17 лет вы бросили школу, чтобы сниматься в сериале. Родители не возражали?
Д.Л.: Ну, меня все равно невозможно было разубедить. (Смеется.) Мама и папа это понимали и очень меня поддержали. А ведь они оба — учителя! Я знал, что хочу двигаться именно в данном направлении всю жизнь. Но мне доставляет удовольствие учиться, и я был бы рад пойти в университет.

GRAZIA: Так вам понравилось сниматься в сериале?
Д.Л.: Не очень… (Смеется.) Но потом мне предложили роль в театре. Вот это была моя мечта, о кино я тогда даже не думал!

GRAZIA: И вы до сих пор играете на сцене, хотя это и не приносит больших гонораров?
Д.Л.: Да, я чувствую себя там как дома. Обожаю мгновенную реакцию, контакт со зрителями. В театре у актера больше простора для творчества. Кино — вотчина режиссера: что бы ты ни сделал, все может быть изменено до неузнаваемости.

GRAZIA: Вы не раз играли персонажей, которые кого-то ненавидят. Например, Каренин. А сами вы испытывали такие эмоции?
Д.Л.: Глупое чувство. Я довольно вспыльчивый человек, и, конечно, мне знакома ненависть. Потому знаю, как она разрушительна. Со временем учишься беречь себя.

GRAZIA: Вы — счастливый человек?
Д.Л.: Да! Прихожу домой — мне хочется скорее попасть на работу, а там думаю, как бы побыстрее вернуться домой! (Смеется.)

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/oDKuDymKPyQ» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.