Накануне премьеры картины «Вселенная Стивена Хокинга» (в прокате с 26 февраля) корреспондент Grazia Дана Линн встретилась с исполнителем главной роли Эдди Редмейном и поговорила о его научных познаниях и любви на всю жизнь.
Эдди Редмейн
Эдди Редмейн

GRAZIA:Сейчас на вас буквально свалилась известность и множество наград. Не боитесь, что славой и признанием вы обязаны исключительно самому Хокингу?
ЭДДИ РЕДМЕЙН: Хотел бы я просто ответить «да» или «нет», но не получится. Конечно, личность гения — сама по себе захватывающая. Человек, которому врачи давали от силы два года жизни, разменял восьмой десяток и продолжает восхищать мир открытиями. Но при этом я думаю, что заслужил и свою порцию славы: профессор Хокинг придирчиво отнесся к кастингу и лично одобрил мою кандидатуру, а после того как картина была закончена, лестно отозвался о моей работе.

GRAZIA: Что привлекло вас в истории? Биография Хокинга уже один раз была экранизирована, и главную роль в ней очень убедительно сыграл Бенедикт Камбербатч.
Э.Р.: Да, это был отличный байопик, и поэтому, получив сценарий, я сперва отнесся к нему довольно холодно, но чем больше вчитывался, тем яснее осознавал: никакая это не кинобиография, а самая настоящая лав-стори, случившаяся при трагических обстоятельствах. Поэтому я и играл не физика, в науке я мало что понимаю, а мужчину, которому болезнь жестоко разрушает судьбу.

GRAZIA: Повлияло ли на вас то, что во время подготовки к съемкам вы также планировали свадьбу с Ханной Бэгшоу?
Э.Р.: Конечно, повлияло. Я старался, чтобы мой персонаж относился к героине Фелисити Джонс так же, как я — к будущей супруге. Единственное, должен уточнить: Ханна вошла в мою жизнь давным-давно, мы стали встречаться, когда еще были школьниками. Наш с женой роман можно описывать в учебниках в разделе «Многолетние досвадебные отношения». (Смеется.)

GRAZIA: Получается, влюбившись в вас, она еще не знала, что судьба связывает ее с актером?
Э.Р.: Как же ей было не знать, когда я появился в ее в школе только потому, что нашу группу из Итона пригласили выступить на их сцене. Правда, в качестве моделей, но я ей потом быстро рассказал о своих жизненных планах.

GRAZIA: Тяга к сцене у вас семейная?
Э.Р.: Совсем нет, семья у нас как раз серьезная. Мой прадед сэр Ричард Редмейн был в свое время одним из самых известных британских инженеров, отец — успешный финансист. Он, кстати, советовал мне задуматься: мол, если уж так тянет в индустрию развлечений, то почему бы не стать продюсером? Актерам ведь удача улыбается одному из сотни, а у продюсеров вероятность успеха гораздо выше. Но когда я окончил курс истории в Кембридже, понял: никакая другая деятельность, кроме актерской, мне не по душе.

[PAGE] [/PAGE]
Эдди Редмейн
По словам Эдди, Стивен Хокинг лично выбрал его на роль в байопике. И не ошибся: за эту работу актер получил множество наград.

GRAZIA:Ваша родословная будто из палаты лордов…
Э.Р.: Кстати, я учился с принцем Уильямом в Итоне!

GRAZIA: Тем более! Школа для аристократов, Кембридж… Как же вас потянуло в такую легкомысленную профессию?
Э.Р.: Я не считаю ее легкомысленной. А потянуло, когда мне было двенадцать лет: я принял участие в массовке «Оливера», которого ставил сам Сэм Мендес. Правда, с режиссером не общался — нас было 800 человек, но работа и то, что можно было совершенно официально срываться с уроков, мне понравились и заронили зерно будущего решения в неокрепшую душу. Где оно и проросло.

GRAZIA: А как вы отреагировали, когда вам впервые предложили поработать моделью?
Э.Р.: Актер и модель — очень близкие профессии, не зря же столько актеров успешны в рекламе. И у меня все прошло очень легко. Я в то время играл Ричарда II в пьесе Шекспира, зарабатывая 350 фунтов в неделю. Конечно, не алмазные горы, но жить можно. Гораздо больше безденежья меня угнетало то, что один критик написал, будто эмоционально я подхожу для роли короля, а технически — не очень. Моя голова была занята тем, как улучшить технику, поэтому, когда Burberry предложили контракт, я не особо терзался сомнениями. Тем более что считал и продолжаю считать их главного дизайнера Кристофера Бейли удивительно талантливым человеком, который вознес бренд до небес. Вот я и ринулся в смежную сферу без лишних страданий, но теперь чувствую: напряжение, усиливающееся в каждой из индустрий, заставит меня сделать выбор.

Эдди Редмейн

Читайте полное интервью с Эдди Редмейном в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.