Элизабет Олсен

5 мая в прокат вышел боевик «Первый мститель: Противостояние», в котором одну из главных ролей сыграла Элизабет Олсен. Корреспондент GRAZIA Уилл Кинг расспросил актрису о ее жизни в Москве, а также узнал о плюсах и минусах «звездного» детства.

С какими трудностями сталкивается ваша героиня в новом фильме?

С момента гибели ее брата Ртуть (роль которого исполнил Аарон Тейлор-Джонсон. — Примеч. Grazia) прошел год, и Алая Ведьма создает команду мстителей — своеобразную суррогатную семью. Она сирота, и потому отряд ей очень важен.

Магические способности, которыми обладает Ведьма, до конца непонятны даже ей самой. В новом фильме она узнает себя получше?

Это один из тех немногих героев вселенной Marvel, чьи возможности безграничны. Только она способна их контролировать. Вместе с продюсерами и сценаристами мы продумывали внутренний конфликт. Без него Ведьма определила бы исход главной битвы за пару секунд, и история закончилась бы досрочно.

Легко ли вам было как девушке несколько фильмов подряд носить одну и ту же одежду и не менять даже прическу?

Я заручилась клятвой продюсеров, что в следующей картине мне позволят немного поменять костюм! Дело в том, что облик Ведьмы создан на основе комиксов, и мы пытаемся передать ту эстетику. В оригинале героиня носит легинсы, обтягивающее боди и корону — так что, можно сказать, костюмеры со мной обошлись по‑божески.

Кадр из фильма «Первый мститель: противостояние»

Алая Ведьма умеет читать мысли других людей. Хотели бы иметь такой дар?

Ни за что! Лучше знать только то, о чем люди готовы сами рассказать.

Если бы вы все-таки могли получить суперспособность, какую бы выбрали?

Я хотела бы, чтобы в доме воцарялся идеальный порядок по щелчку пальцев. С детства не дружу с уборкой!

Вы шесть месяцев учились в Школе- студии МХАТ в Москве. Правда ли, что из-за отъезда вам пришлось прервать роман с однокурсником?

К сожалению, расстояния и часовые пояса усложняют жизнь влюбленным — где-то через полгода мы расстались. Несмотря на все, я с большой нежностью вспоминаю о времени, проведенном в России.

Как вам удалось туда поступить? В Школе при МХАТ высокий конкурс и наверняка требуется знание русского языка?

Погодите, знания я вам сейчас продемонстрирую! (Элизабет произносит несколько русских фраз, совершенно непригодных для печати. — Примеч. Grazia.) На лекциях, конечно, так не выражалась! На самом деле я приехала всего на пару семестров в рамках студенческого обмена. К нам приставили переводчиков. Курс был посвящен пластике, танцу и движениям, так что даже базового английского, которым владели преподаватели, нам было достаточно.

Подружились ли вы с русскими студентами?

Наверное, в 2009 году все обстояло несколько иначе, чем сейчас. Московская ночная жизнь была очень яркой, люди — открытыми и дружелюбными. У меня мгновенно появились приятели, и я ни на секунду не пожалела, что приехала!

Удалось как следует повеселиться?

По клубам мы почти не ходили, но много общались. После занятий всегда шли в какой- нибудь театр — смотрели по 5−6 пьес в неделю. Ехали домой, поймав машину взмахом руки. Как это называется? «Цыганское такси»?

В Штатах или Европе такое трудно представить.

Да, в Лос-Анджелесе после подобного жеста остановится разве что полиция. Самое интересное, с тех пор у меня появилась странная связь с русскими. В Нью-Йорке туристы на улицах то и дело спрашивают у меня что-то на родном языке — видимо, принимают за свою. К счастью, я до сих пор умею объяснять, как пройти куда- то, не только материться научилась!

Должно быть, просто видят знакомое лицо и не могут вспомнить, где вас встречали раньше? Наверное, подобным образом реагируют и многие американцы…

Когда у тебя такие знаменитые сестры (Мэри-Кейт и Эшли Олсен. — Примеч. Grazia), к собственной славе привыкаешь с пеленок. Я снимаюсь в сериалах и кино с одиннадцати лет.

В России есть актриса Лиза Арзамасова, которая тоже рано стала знаменитой. По ее признанию, вопрос про «потерянное детство» — один из самых нелюбимых. Вы с ней согласились бы?

Я поддерживаю Лизу! У меня, как и у Мэри- Кейт и Эшли, было замечательное детство. В то же время мне не с чем сравнивать. Мы никогда не жили как «обычные подростки». И понятия не имеем, о чем именно стоит сожалеть. Мы проводили время в поездках, встречах. Оказывались в других городах, знакомились с удивительными и талантливыми людьми. Не на что жаловаться, я считаю.

В вашей семье никогда не было соперничества между сестрами за роли, за внимание родителей?

Я младше Мэри-Кейт и Эшли, поэтому они помогали мне в начале карьеры. Мой кинодебют случился в проектах, в которых участвовали двойняшки. Они работают всю жизнь, и как раз им, наверное, маловато досталось внимания от родителей. У нас очень дружная семья — сестры постоянно заботятся обо мне и нашем брате. Даже последнюю линию одежды назвали Elizabeth and James.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia