Летом на Рижском взморье пройдет фестиваль «Неделя высокого юмора», посвященный 10-летию Comedy Club на ТНТ. Корреспондент GRAZIA Анна Сиротина встретилась с худруком проекта Гариком Мартиросяном и уточнила детали, а также выяснила, какие девушки ему неприятны и сколько еще лет он планирует жить со своей женой.
Гарик Мартиросян
Гарик Мартиросян

GRAZIA: Как собираетесь отмечать круглую дату?
ГАРИК МАРТИРОСЯН: У нас запланированы съемки юбилейных выпусков, которые будут показывать в сентябре по пятницам в 21.00. Вместо привычного московского Golden Palace развлечемся в прекрасном концертном зале «Дзинтари» с иностранными гостями и всеми звездами ТНТ. Предстоит грандиозная тусовка: с утра — увеселительные мероприятия на берегу, на закате — записи новых программ, а следом — after-party до рассвета. В первый день состоится большой концерт с участием резидентов Comedy Club, а затем во время гигантской дискотеки на пляж опустится на дирижабле праздничный торт. Мы разработали тематические мероприятия — например, на бразильской вечеринке выступит большой коллектив барабанщиков (из соответствующей страны, конечно) и легендарная группа Kaoma, которая прославилась «Ламбадой». На открытии в качестве диджея выступит та самая Пэрис Хилтон. Гостей ждет много музыкальных и юмористических сюрпризов. Все культурно, продуманно — не абы что, лишь бы пьяные люди радовались.

GRAZIA: А что нас ожидает на самих шоу?
Г. М.: Мы предлагаем специальное направление, которое называем «Летний юмор» — Summer Humour. Это не The Best, не попытка показать старые номера в свежих декорациях, не желание схалтурить на расслабленном отпускном настроении публики. Все миниатюры, тексты и песни были написаны специально. Мы сами себя подгоняем в творчестве. Люди, которые приедут в Юрмалу с 31 июля по 4 августа на «Неделю высокого юмора», получат именно то, чего хотят от нас, — таков основной закон Comedy Club. Мы никогда не предлагаем зрителю, пришедшему на бокс, посмотреть балет или фокусы. Шутить будем жестко, актуально, по‑молодежному.

GRAZIA: Поклонники называют вас «королем юмора». В истории у царственных особ были прозвища: скажем, Филипп Красивый, Иван Грозный… А какое определение подошло бы вам?
Г. М.: Это ощущение отдельных личностей, которое расходится с моим. Юмор не Швеция, у которой есть король. Но в остальном — я бы себя именовал Гарик Армянский. Что бы я ни делал, во всем сквозит мое воспитание, долгие годы жизни в Ереване и местная юмористическая культура, где важно не воздействовать на зрителя тупыми шаблонными методами, а что-то свое привнести — когда-то тонкое, когда-то непонятное. Думаю, чуть-чуть мне удается. В Comedy Club прослеживается индивидуальность.

Гарик Мартиросян
Гарик Мартиросян

GRAZIA: Вас с товарищами можно считать богемой?
Г. М.: Я под этим словом понимаю все-таки класс людей из прошлого, живших сто лет назад в Париже. Модильяни и его друзья, непризнанные гении. У нас хватает средств на существование, мы не абсолютно асоциальны, как настоящая богема. Мы интегрированы в российское общество и скорее просто являемся работниками канала ТНТ. Телевизионщики, только веселые. К творческой элите отнести себя тоже не посмеем, судя по тому, что меня не пригласили на последнюю «Нику» и я не участвовал в фестивале «Киношок» Виктора Мережко в Анапе. (Смеется.) Люди, похожие на нас, существовали всегда. В первобытном обществе, думаю, наша компания расписывала бы стены пещер. Лично я рисовал бы бизонов.

Гарик Мартиросян
С Семеном Слепаковым

GRAZIA: Есть ли в вашей биографии некий переломный момент?
Г. М.: Особенно запомнилось, как я, не имея никакого опыта игры в КВН, стал капитаном команды и оказался один перед трехтысячным залом и камерами Первого канала — читал свой капитанский конкурс и потом отвечал на вопросы соперника. У нас был до этого другой лидер, замечательный парень Арман Сагателян — он сейчас, кстати, пресс-секретарь президента Армении. И вот так получилось, что мы поменялись местами. Я очень тогда переживал, но с тех пор все пошло по‑другому.

GRAZIA: Со стороны не казалось, что вы его подсидели?
Г. М.: Одно могу сказать: ни о чем таком я не думал. По мне — любое коварство должно наказываться, а человек обязан быть прозрачным и честным. Я надеялся, что это качество умрет с Византийской империей, но оно, к сожалению, живет до сих пор. (Смеется.) Я и женщин предпочитаю таких — не интриганок. Это первое и главное условие.

GRAZIA: А во-вторых?
Г. М.: Важна женственность, а в третьих — содержание, ее сила и интерес как собеседника. Бессодержательные девушки — самое неприятное для меня.

Гарик Мартиросян
С участником Comedy Club Павлом Волей.

GRAZIA: А что для вас в таком случае любовь?
Г. М.: У меня нет точного определения. Она всегда разная — как река, которая течет и постоянно меняется, как музыка: либо есть, либо нет. Иногда включаешь радиостанцию — играет песня, а музыки не слышно. Вот так же и люди — держатся вместе, а чувство отсутствует. Случается и крепкая связь до конца жизни, когда отношения проходят разные стадии, причем удивительные, и многие даже не подозревают об этом. Я верю, что в моем случае такое возможно, но как все произойдет, пока что не знаю. Мне еще надо дожить до 90 лет вместе с женой.

GRAZIA: А вы ревнивы?
Г. М.: Если есть для этого страшный повод, то почему бы и нет. А когда ты сам все придумал и построил какие-то замки в голове, это глупо. Тут главное — не драться с женой с применением холодного оружия. Телесные повреждения могут никогда не пройти. И вообще — никогда нельзя поднимать руку на женщину. Но лично я человек легкий, в принципе, заранее всех простил и с такой позицией смотрю на действительность.

GRAZIA: Чем еще порадуете поклонников в этом году?
Г. М.: Мы с Семеном Слепаковым и Михаилом Галустяном героически пытаемся снять шестой сезон скетчкома «Наша Russia». Через неделю возьмемся за первую серию. Если все получится, осенью она выйдет в эфир и, надеюсь, приятно удивит поклонников проекта.