С 20 февраля на экранах можно будет увидеть военную драму «Батальонъ». Редактор Grazia Наталья Сысоева встретилась с Ириной Рахмановой, сыгравшей одну из главных ролей, и узнала, почему она легко рассталась со своими волосами ради работы и за что благодарна Федору Бондарчуку.
Ирина Рахманова
Ирина Рахманова

GRAZIA:Сценарий «Батальона» основан на реальных событиях, случившихся во время Первой мировой войны. Сколько в нем правды, а сколько вымысла?
ИРИНА РАХМАНОВА: Все происходило на самом деле, хотя история сама по себе просто голливудская. Какие-то женские батальоны, да еще и во время Первой мировой… Честно говоря, до прочтения сценария я вообще не знала об их существовании. Но они действительно были. И Мария Бочкарева, которую играет Маша Аронова, — реальное историческое лицо. Она предложила создать военные формирования исключительно из женщин, чтобы поднять боевой дух солдат. Изначально никто не думал отправлять девушек на линию фронта. Но один из таких батальонов, которым руководила сама Бочкарева, туда попал. Это исторический факт. Есть фотографии, хроника, кажется, даже сохранились кадры, где женщины принимают присягу. Они в военной форме, бритые.

GRAZIA: Ради роли пришлось расстаться с волосами?
И.Р.: Да, мы все по‑настоящему лысые. При таком количестве актрис было бы очень сложно воспроизвести бритые головы с помощью грима.

GRAZIA: С трудом решились на подобный шаг?
И.Р.: Нет, я присоединилась к команде, когда съемки уже начались. Приехала в поле, а там идут 200 женщин без волос. Сразу чувствуешь себя как-то странно и неловко: «А почему же я выгляжу иначе?» Когда побрилась, возникло ощущение, что я мимикрировала под своих, что они меня примут в «стаю». Все-таки тяжело входить в проект, когда коллектив там уже сложился. А расставание с шевелюрой помогло решить эту задачу. Но, честно говоря, привыкнуть к этому до конца сложно. Все время похлопываешь себя по голове, как будто проверяешь, а причесывать там нечего. (Смеется.)

GRAZIA: Вы открыты для подобных экспериментов?
И.Р.: Мне кажется, побрить голову — не самое страшное, к чему тебя может привести актерская судьба.

GRAZIA: А что тогда самое?
И.Р.: Набрать вес — куда ужаснее. Мне приходилось поправляться для съемок, но не очень сильно. А вот килограммов тридцать — настоящий подвиг, тем более для девочки. Если нужно худеть — это даже как-то приятно: у меня есть цель, я работаю над собой. (Смеется.) Обратная ситуация намного хуже.

Ирина Рахманова
Актрисам, которые снимались в картине «Батальон», пришлось расстаться с волосами
[PAGE] [/PAGE]
Ирина Рахманова

GRAZIA: Героиня Марии Ароновой — реальная историческая личность. А кого в картине играете вы?
И.Р.: Моего персонажа зовут Фрося, она — служанка одной из девушек, и идет на войну за ней. Поначалу это не ее личное желание, здесь нет ни идейности, ни каких-то убеждений. Но потом в ней проявляются другие чувства.

GRAZIA: Патриотизм?
И.Р.: Мне кажется, нет. Думаю, она почувствовала себя человеком. Фрося была прислугой, по сути — никем. С ней хорошо обращались, но не считали полноценной личностью. Но все меняется, и хозяйка начинает вести себя с ней на равных. Что, видимо, повлияло на Фросю, и она всем загорелась. По крайней мере, во время съемок у меня было ощущение, что дело в этом.

GRAZIA:Считаете, женщинам есть место на войне?
И.Р.: Там никому не место, независимо от пола. Война — не способ решения конфликта. Если мы не будем заверять малышей еще на уровне детского сада, что драться плохо, то они будут вырастать и драться. Но почему, когда мы учим детей, не учимся сами? Получается, мы их обманываем! Я вообще считаю так: война должна отмереть, как какой-то атавизм. Кроме горя, она ничего не приносит. Думаю, рано или поздно человечество до этого дорастет. Если, конечно, не истребит друг друга до данного момента. По‑моему, агрессия — путь к вымиранию.

GRAZIA:Ну, пока у нас даже дети любят в «войнушку» поиграть…
И.Р.: Я противник такого поведения. Даже крестнику никогда не дарила игрушечное оружие. Конечно, я не могу ситуацию полностью контролировать, хотя его родители со мной согласны. Во всяком случае, мы пришли к тому, что по людям не стреляем.

GRAZIA: Вам в детстве нравились подобные игры?
И.Р.: У меня есть старший брат, и я много времени проводила с мальчиками. Но не было такого, чтобы мы друг по другу стреляли. Видимо, старшие дали четкое указание: это нехорошо!

GRAZIA: Если много времени проводили с братом, наверное, росли сорванцом?
И.Р.: Знаете, мне кажется, слово «сорванец» — штамп. Я много общалась с мальчиками, но и с девочками тоже. Могла лазить по деревьям и при этом заниматься балетом, пела в народном ансамбле. А еще с 6 до 16 лет ходила в изостудию.

GRAZIA: Вас обижает, когда навешивают ярлыки?
И.Р.: Да, я всю жизнь борюсь с такими предрассудками. Когда загоняют в рамки: «Только так, и никак больше».

Читайте полное интервью с Ириной Рахмановой в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.