Что такое секс без серьезных отношений? Обычные физкультурные упражнения, утомительные и абсолютно нецелесообразные.

Это, конечно, безнравственная чушь и сатанизм чистой воды, но я мог бы построить сверхприбыльный бизнес и заработать миллионы, продавая сексуальные инъекции. Поверьте, если бы после укола в организме начиналось выделение именно того количества эндорфинов, которое мы получаем во время оргазма, многие бы этим и ограничились. Люди не стали бы особо запариваться, чтобы лишний раз запрыгнуть в койку. Потому что, если секс не наполнять настоящими чувствами, не закладывать в близость возможное будущее, суть процесса полностью выхолащивается. А заниматься бессмысленным делом никто не любит.

Для меня постель — это алтарь. И жертва здесь — полная и безапелляционная готовность к тому, чтобы провести много лет с одним конкретным партнером. Ведь какая великая школа самоотречения: человек другой, к нему надо привыкать, приспосабливаться к его убеждениям, которые ты сам, может быть, и не разделяешь. И если любимая обожает цветы, ты должен без возражений их выращивать.
Моя жена, слава богу, этим не интересуется. И я, как парень деревенский, равнодушен к розам-мимозам: у меня все, что не мясо, то пустяки. Но если бы она захотела клумбу, до конца жизни бы в земле мотыгой ковырялся. Не стал бы объяснять: мол, да, цветы — это красиво, но по мне так лучше сад камней устроить. А следовал бы своей любви, своему выбору, своей жертве, которую с радостью принес «на ложе страстных искушений», как выразился неплохой русский поэт.

Я не из тех, кто вечно стремится к чему-то недосягаемому. Не понимаю донжуанов, из последних сил перебирающих одну подругу за другой в поисках идеала. Лично я безнадежно влюблен в жену — и мне этого достаточно. Может быть, кому-то я покажусь скучным, но меня не пугает титул самого нудного чувака российского шоу-бизнеса. Мною сполна отдана дань эпатажу и экзальтации: в юности гонял на мотоцикле, целовал девчонок, пил водку, слушал Red Hot Chili Peppers, сделал татуировку… А потом встретил девушку и понял: у нас с ней не может быть несерьезных отношений. Потому что легкомысленная интрижка предполагает поверхностные эмоции и максимально тормозит реализацию всех способностей. Мне же хотелось раскрыться до конца — и я женился. А когда через девять месяцев у нас появилась дочь, убедился, что поступил правильно. Проникся глубоким смирением перед очевидностью бытия: раз я люблю, то в мире должно что-то меняться. И новые люди — это ведь естественное проявление глубины моих чувств. Плодиться и размножаться в любви — вот что значит жить по полной! А вовсе не безграничные секс, наркотики и рок-н-ролл…
Конечно, не так просто было избавиться от прежних привычек. Только после рождения третьего ребенка я наконец осознал, что больше не сяду на мотоцикл. Те душевные силы, которые я тратил в ночных гонках, теперь требовались моему чаду. А носиться по городу, не вкладывая в это всего себя, для меня неприемлемо. Со временем отмерли и другие увлечения молодости — пламя чувств постепенно выжигало моих личных демонов, старые привязанности, бессмысленные ценности.

Я уверен: все, что мешает двоим любить друг друга — греховно, даже если на первый взгляд это совершенно позитивные занятия, будь то йога, туризм или особая социальная активность.