GRAZIA: В «Балете No1» вы выступаете в качестве не только исполнителя, но и хореографа. Почему вдруг решили попробовать себя в новом амплуа?

ИВАН ВАСИЛЬЕВ: Честно говоря, мне всю жизнь хотелось ставить спектакли, хотя это очень страшно и волнительно. Когда ты просто выходишь на сцену, отвечаешь только за себя, за свое исполнение. А здесь несешь ответственность абсолютно за все, и любая ошибка — именно твоя ошибка и ничья больше. Так что мечта была, и вот я наконец созрел, чтобы воплотить ее в жизнь.

GRAZIA: Чего стоит ждать зрителям от новой постановки?

И.В.: Это программа из двух актов. В первом будут отдельные и совершенно разные номера. Я и сам помучаю зрителей - мы с Марией Виноградовой исполним дуэт из балета «Шахерезада». Я, кстати, впервые буду его танцевать. Так что это и для меня премьера. А второй акт цельный - «Болеро» Равеля.

GRAZIA: Почему вашу первую постановку в роли хореографа вы решили сделать настолько разноплановой?

И.В.: Мне хотелось продемонстрировать возможности артистов. Они очень талантливые и способны, как мне кажется, на все. Но у меня не было никакого желания делать все одинаковым. Вот вышли на сцену и танцуют под одну шарманку. Люди абсолютно разные и по стилям, и по эмоциям. Кроме того, я ставил перед собой задачу показать, что у нас в стране умеют танцевать не только классику, но и модерн. Причем намного лучше многих западных трупп.

GRAZIA: Откуда появилось название «Балет No1»?

И.В.: Это первая постановка. Она очень миксовая, там разные номера. Можно было взять «Начало», но недавно ведь был такой фильм! (Смеется.)

GRAZIA: Ну вас и самого часто называют танцовщиком «номер один» в балетном мире…

И.В.: Не могу согласиться, потому что не даю себе сам оценку. У меня одна задача — работать. Если я за что-то берусь, то должен сделать это максимально хорошо. То есть достичь того уровня, за который мне самому не будет стыдно. Кому-то результат понравится, кому-то нет, но я буду уверен, что приложил максимум усилий на данный момент. Это не значит, что в будущем не сделаю лучше. Кто знает, может, смогу!

GRAZIA: У вас с самого начала все получалось?

И.В.: Безусловно, пришлось выложиться по полной. Вместо того чтобы в школьные годы ходить в компьютерные клубы или пить пиво во дворе, я мог себе позволить единственное развлечение — балетный зал. Поэтому, когда меня недавно в Питере спросили артисты: «Ваня, а ты в детстве такой-то игрой фанател?», я ответил: «Ребята, я в детстве фанател балетом». (Смеется.)

GRAZIA: И никогда не было желания взять и все бросить? Даже в подростковом возрасте?

И.В.: Нет, мне было интересно этим заниматься. К тому же результат не заставил себя долго ждать. У меня существовали свои цели, и как раз во время переходного периода они только росли. Я сразу попал туда, куда надо. И чувствовал себя абсолютно счастливым в том, чем занимался.

GRAZIA: Как вы попали в балет?

И.В.: Самое интересное, что сам вырвался. Сначала моего старшего брата отдавали в народный ансамбль, ему было 6 лет. Мне не понравилось, что он идет один. Мне тогда было всего 4 года, я побежал за ним, и меня попытались остановить. Дескать, мальчика никто не возьмет, набор с 6 лет. Ничего страшного, взяли. Потом уже бабушка отвела меня на балет, и после спектакля я сказал, что хочу этим заниматься. Что и делаю с 7 лет.

GRAZIA: На какой срок сейчас расписан ваш график?

И.В.: Очень далеко, на два года вперед как минимум. К тому же постоянно появляются новые предложения, на которые я соглашаюсь. Я никогда не могу отказаться от работы. Потом понаберу всего и начинаю расплачиваться своим здоровьем. Это тяжело. В какие-то моменты я захлебываюсь.

GRAZIA: Что вам помогает прийти в себя с таким безумным расписанием?

И.В.: Семья, родные, невеста (балерина Мария Виноградова. — Примеч. Grazia). Она меня во всем поддерживает, и без нее я, наверное, никогда не решился бы начать ставить спектакли. Потому что она, безусловно, в меня верит и подталкивает мои даже самые сумасшедшие идеи. У меня может быть миллион замыслов в голове. А Маша всегда говорит: «Бери и делай!»

GRAZIA: Статус Марии ведь скоро изменится — из невесты она превратится в жену. Загруженный график не мешает вам готовиться к свадьбе?

И.В.: Нет, все будет летом, как и планировалось. Хотя мне вообще кажется, что мы были готовы к этому событию, как только познакомились. (Смеется.)

GRAZIA: Вы танцуете на лучших сценах мира. Можете назвать главное в своей жизни выступление?

И.В.: Знаете, для меня каждое главное! Я не умею работать вполсилы. За те 8 лет, что выступаю, все никак не научусь халтурить. Сколько ни пытаюсь, каждый раз выхожу как в последний.

GRAZIA: И даже открытие Олимпиады в Сочи не главный ваш выход?

И.В.: Это было ответственно и волнительно, но так же, как и другие спектакли. Я не могу проводить различия. Хотя, конечно, Олимпиада очень сильно запомнилась. Стадион оказался такой сценой, что даже мне места много! (Смеется.) И, конечно, колоссальное ощущение от публики. Вокруг безумное количество людей, которые реагируют на то, что ты делаешь. Мне потом очень много друзей звонили: «Ой, а мы тебя видели! С усами и бокалом!» Кстати, там была очень забавная история с этим шампанским. В фужер залили какой-то клей, который не выливался. И вот я там отскакал, сажусь на колено, и Владимир Викторович Васильев смотрит на меня и говорит: «Ох, как ты прыгаешь, Ваня! Даже не расплескал!» (Смеется.)

GRAZIA: У вас сейчас есть новые проекты?

И.В.: Очень много идей и задумок. Что из них по‑ лучится, пока сказать не могу. Но точно знаю: на одной постановке я не остановлюсь. Думаю, каждый год буду мучить зрителя чем-то новеньким. (Смеется.) А может, и радовать. Хочется творить: менять формы и делать что-то более сложное, даже сумасшедшее!