Из первых рук

Горят свечи, играет музыка, вино льется рекой — так выглядела первая ночь, когда я осталась у Андрея. Конечно, мы были поглощены друг другом, и вся наша одежда быстро оказалась на полу. В какой-то момент он пробормотал: «Подожди, мне нужно кое-что достать из тумбочки», а я ответила: «Расслабься, у меня безопасный период». Этими двумя фразами и ограничилось совместное обсуждение вопроса контрацепции. Тогда я говорила правду — у меня только-только закончились месячные. Но с тех пор прошло уже больше двух лет, и все это время я ему врала.

Мы с Андреем ни разу не обсуждали детей, и он не знает, что я изо всех сил пытаюсь забеременеть. Может показаться, будто это не так, но мы с ним очень близки: свободно общаемся на любые темы, с легкостью делимся самыми личными вещами. Любыми — кроме вопроса зачатия ребенка. Думаю, он уверен: я контролирую данный вопрос, пользуясь, по всей видимости, проверенным поколением наших мам и бабушек биологическим способом.

Все это звучит очень странно, но я не считаю свое поведение подлым и лживым. Просто как-то незаметно моя установка из «я не против, если вдруг забеременею» изменилась на «жутко хочу ребенка, любой ценой и как можно быстрее». А поскольку я и не начинала предохраняться, каждый момент казался мне неподходящим для поднятия вопроса. Я даже не могу толком сформулировать, чего боюсь. Вероятно, того, что Андрей не любит меня настолько, чтобы разделить со мной такую ответственность. Что ему вообще не близки мои грезы по поводу ребенка. Или вдруг я осмелюсь с ним это обсудить, а он скажет «нет». Что тогда? И чем дальше, тем сложнее мне заговорить.

Есть и еще один пункт: я считаю, что контрацепция — мое личное дело, ведь это мое тело и мое здоровье. На худой конец, если Андрей все же решит, что не хочет ребенка, требовать от него поддержки и материальной помощи я не собираюсь, поскольку сама финансово независима, у меня есть квартира и заботливая семья, проживающая неподалеку. Конечно, я бы предпочла растить ребенка вместе с парнем, но в состоянии справиться и сама. Когда я поговорила с близкой подругой, которая недавно стала мамой в одиночку с помощью донора спермы и ЭКО, та была в шоке. «Почему ты не хочешь поступить как я и не организуешь все вообще без партнера?» — спросила она. Но ведь это совсем не то! Независимо от того, как у нас сложатся отношения с Андреем, мне хочется, чтобы отцом моего будущего ребенка стал лишь тот мужчина, которого я бы по-настоящему любила и уважала.

Мне недавно стукнуло 36, и я начала очень трепетно относиться к давно уже тикающим биологическим часам. Я слишком хорошо осведомлена об убывающей с годами фертильности — напоминают и врачи, и многочисленные статьи, призывающие не оттягивать беременность на последний момент. Я не впадаю в панику, но и избавиться полностью от этих волнений не в состоянии. Родители зачали последнего ребенка, когда папе было 61, а маме — 43. Олег Табаков стал отцом в 71, Андрей Кончаловский — в 66, Хулио Иглесиас — в 63. В мире полно шуток про мужской кризис среднего возраста, картинок с лысеющими мачо на нелепых спортивных тачках, но ведь у мужчин нет менопаузы. Они стареют наравне с нами, однако у их репродуктивной функции, в отличие от нашей, по сути, нет «срока годности».

МНОГИЕ МУЖЧИНЫ, ВНЕЗАПНО СТАВШИЕ ОТЦАМИ, ВПОСЛЕДСТВИИ УВЕРЯЮТ: ЭТО ЛУЧШЕЕ, ЧТО С НИМИ ПРОИЗОШЛО В ЖИЗНИ

Я слышала, что для обозначения таких женщин, как я, даже существует специальный термин — «похитители спермы», но мне это видится иначе. Я же не протыкаю втихую презервативы иголкой или, к примеру, не жульничаю, изображая перед своим парнем, будто принимаю контрацептивы, хотя сама знаю немало девушек, не гнушающихся применением подобных методов, дабы «залететь» любой ценой.

Многие мужчины, не планировавшие потомство и внезапно ставшие отцами, впоследствии признаются: пусть они не были готовы к этому, но «нежданные дети» — лучшее, что с ними случалось в жизни. Как, например, у моего брата: он совсем не собирался заводить ребенка, однако потом заявил, что это просто случилось, и теперь данный факт доставляет ему огромное удовольствие и наполняет жизнь смыслом.

Я, конечно же, осознаю, что таким образом всего лишь пытаюсь оправдать свое, мягко говоря, не совсем корректное поведение в отношении Андрея, но у меня одно тело, одна жизнь, и, как большинство женщин вокруг, я мечтаю стать матерью. Я почему-то уверена на 100%, что из Андрея выйдет отличный папа, мы могли бы быть хорошей семьей и прекрасными родителями. Иногда задумываюсь: «А нет ли у него аналогичных мыслей? Может, он признается, что хочет того же?»

Пока я все это писала, в комнату неожиданно зашел Андрей, и я закрыла открытый файл другим окном. Андрей обнял меня и предложил: «Сварить тебе кофе?» Нет, в этот раз у меня опять язык не повернулся задать простой вопрос. Может, в новогоднюю ночь произойдет чудо и он спросит меня сам?

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia