Алена Пенева и Илья Эстеров
Помимо основного назначения, для Ильи Duran Bar — это еще и площадка для благотворительности

Алена Пенева: Расскажи мне о себе.

Илья Эстеров: Мой папа — чиновник, мама — педагог. После школы поступил в педагогический на экономфак. Учился я плохо, потому что уделял внимание только тем предметам, которые могли бы мне пригодиться.

А.П.: Уже в университете решил, что будешь заниматься собственными проектами?

И.Э.: Я начал с пригона машин из-за границы. Заработал первые деньги, а спустя некоторое время стал формировать автоколлекции наших олигархов, в том числе и из ретроавтомобилей. Вскоре обзавелся контактами event-агентств, которые просили меня организовать доставку редких экземпляров для открытия ресторанов и магазинов. Тут я понял: в нашей стране мало кто умеет организовывать мероприятия. И создал свое event-агентство. Автомобили, кстати, пригодились!

А.П.: А как попал в ресторанный бизнес?

И.Э.: Сначала подружился с Prado Сafe: отработал там полтора года арт-директором. А потом у меня появилось собственное — на Садовой-Самотечной. К слову, там еще можно было купить картины современных художников.

А.П.: Довольно необычный, я бы даже сказала, творческий подход.

И.Э.: Я всегда стремился «окультуривать» народ. Наверное, поэтому мне захотелось запустить проект с авторской неприкосновенностью. Именно таким стал Duran Bar, который мы решили открыть вместе с другом. Я сказал, что сам хочу определить место — чтобы состоятельной аудитории Москвы было удобно доезжать до точки. Определил для себя, что это будет участок между Тверской, Арбатом и Новой Ригой. И покая просматривал помещения, у меня раз шесть эвакуировали машину. Еще было желание, чтобы летняя веранда ресторана находилась не на улице. Это должна быть крыша: ее не надо разбирать на сезон. И причем в промзоне, где дешевле аренда.

Duran Bar
Над интерьером работала дизайнер Мария Жукова, которая облагородила лофты

А.П.: И что в итоге получилось?

И.Э.: Понравилось одно здание на «Трехгорной мануфактуре»: крыша есть, но место не видовое. Иду оттуда, думаю, где еще поискать, и становлюсь свидетелем диалога рабочих, которые обсуждали какой-то чердак. Прошу их мне его показать. Ведут меня на технический этаж Трехгорки: лофт с видом на Москву, кирпич, провалившийся пол. На следующий день я побежал в администрацию. Там сказали, это ужасное место. Но я не отступал, пригласил дизайнера Марию Жукову… В итоге появился Duran Bar.

А.П.: Расскажи про него подробнее. Для кого твое заведение?

И.Э.: Это наполовину ресторан, наполовину бар. Я всегда сравниваю бизнес с мужчиной, а аудиторию — с девушкой: ее надо баловать, радовать. Именно поэтому, например, мы расстались с первым музыкальным директором: посетители были недовольны подборкой диджеев. Ну, а если говорить о концепции, мы равняемся на участников группы Duran Duran — они яркие представители стиля «денди». Вот и у нас нет правил дресс-кода и фейсконтроля, которые не позволяют войти людям в «тимберлендах» или в джемпере.

Duran Bar
Николай Бакунов стал отвечать за кухню…

А.П.: Кто важен в команде?

И.Э.: Первым делом я понял, что мне нужен легендарный Павел Пичугин, Паша Фейсконтроль, человек, которого знает вся Москва. Я месяца четыре за ним бегал. И мы договорились, что он на год включится в жизнь клуба. Потом появился Николай Бакунов, с которым я работал ранее. Он занялся формированием кухни. Как я уже говорил, с первым музыкальным директором дела не задались, так что мы пригласили Дмитрия Пахомова, который был официальным диджеем камеди-фестивалей. Не менее важна служба хостес.

А.П.: В чем заключается задача ресторатора?

И.Э.: Помимо того, что надо иметь навыки промоутера, пиарщика, дизайнера и креативщика, важно быть талантливым менеджером, который сформирует команду.

Дайан Крюгер
Илья убежден: хороший ресторатор должен быть пиарщиком, дизайнером и менеджером в одном лице

А.П.: Что дальше?

И.Э.: Мне 29 лет, и мои амбиции в первую очередь связаны с благотворительностью. Скажем, если из цены каждого блюда вычитать какую-то сумму, можно собрать миллионы, не тратя время. В меню введем мини-налог, деньги станем перечислять различным фондам.

А.П.: Ты ведь не только Duran Bar занимаешься?

И.Э.: Я стал управляющим партнером по развитию сети недорогого питания «Урюк». Предложил сделать «Гранд-Урюк» — сохранить ту же ценовую политику, но сформировать другую аудиторию, юморную и интеллектуальную. Уверен: это все будут копировать. Прикольно быть первооткрывателем. Еще один проект — барно-клубно-ресторанное заведение, которое откроется через полтора года. Там будут большие скидки, а для их получения придется выполнять определенные действия на смех другим. И еще мой совсем новый интернет-проект — готовые пакетные туры по России. Доллар растет, так что внутренний туризм будет только развиваться.

А.П.: Где ты видишь себя через 10 лет?

И.Э.: В России — генеральным менеджером проектов, начиная с телевизионных. Есть идеи для нескольких приложений. Вижу себя в творческом процессе. Только нужно научиться сразу выбрасывать из головы то, что не даст плоды. Хочется создавать произведения, а деньги сами придут.

Дайан Крюгер
Эстеров уверяет, что не видит свое будущее за пределами России

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.