Катрин Денев

GRAZIA:Картина носит интригующее название «Новейший завет». Это трактовка библейского сюжета?

Катрин Денев: Скорее, комедия на религиозную тему. В ней речь идет о том, что Бог существует. Только это довольно вредный тип, который живет в Брюсселе, вечно сидит за компьютером и «подкидывает» людям всякие неприятности. Ему пытается помешать его дочь: собирает шесть учеников, среди них — и моя героиня.

GRAZIA: Какая она?

К.Д.: Непредсказуемая! Творит странные вещи — например, забирает из зоопарка гориллу и укладывает к себе в постель. (Смеется.) Но обо всех смешных эпизодах рассказывать не буду — пусть зрители сами увидят!

GRAZIA: За 50 лет вы снялись в более чем сотне фильмов. Не возникает чувства, что режиссер вам уже не нужен?

К.Д.: О нет! Без него я буду делать только то, что уже умею, а я по-прежнему хочу пробовать все новое. Играть однотипных персонажей — большая опасность для актера, вот почему я стремлюсь к тому, чтобы каждая картина была для меня в чем-то непривычной.

GRAZIA: Что изменилось в кино за эти годы?

К.Д.: Прежде всего техника: камеры стали меньше, они теперь ближе расположены, света тоже не так много, как раньше. Ко всему надо привыкать. Признаюсь, сначала мне приходилось очень трудно, ведь у актера всегда было определенное пространство — а сегодня камера подбирается к тебе почти вплотную.

GRAZIA: А насколько, на ваш взгляд, изменились сюжеты картин?

К.Д.: Фабула так или иначе отражает реальность: как люди живут, любят, проявляют чувства. За последние 30 лет мир сильно изменился: пары теперь быстрее и легче разводятся, женщины занимаются сексом, не боясь забеременеть, в кино нельзя курить, у нас появились мобильные… Раньше можно было снять целый фильм о том, как человек не может с кем-то связаться.

GRAZIA: А вы сами активно используете гаджеты?

К.Д.: У меня есть телефон, и, конечно, иногда без него никак не обойтись. Но я выключаю его всякий раз, когда чем-то занята — например, во время ужина.

GRAZIA: То есть не все «приметы» цифровой эпохи вам нравятся?

К.Д.: По‑моему, селфи — это пошло. Ужасно, что люди разглядывают себя вместо того, чтобы жить.

GRAZIA: Какие популярные актрисы вам сейчас симпатичны?

К.Д.: На мой взгляд, сохранить индивидуальность особенно удается англичанкам, они более эксцентричны. Мне очень нравится Кэри Маллиган (Carey Mulligan) — она всегда похожа сама на себя, даже на красной дорожке. Также в списке моих фаворитов — Наоми Уоттс (Naomi Watts) и Кейт Бланшетт (Cate Blanchett).

[PAGE]Катрин Денев: «По-моему, селфи — это пошло"[/PAGE]
Чувство юмора создателей «Новейшего завета» оценили на фестивале в Каннах — лента была номинирована на приз Международной конфедерации кино CICAE

GRAZIA: В одном из своих интервью вы сказали, что в современном кинематографе больше нет звезд. О чем именно шла речь?

К.Д.: Знаменитую личность всегда окружал таинственный ореол, а с наступлением цифровой эпохи он исчез. Прежде мы должны были выглядеть потрясающе лишь на особых мероприятиях, теперь же это необходимо постоянно.

GRAZIA: Вы бы хотели оказаться на месте начинающей актрисы в наше время?

К.Д.: Нет. Сегодня киноиндустрия слишком тесно связана с модой — на премьерах фильмов теперь все стремятся походить на супермоделей и в результате теряют индивидуальность. Я никогда не была такой худой, как теперь требуется. Конечно, во многом приходится себя ограничивать, но я не американка — особенно не беспокоюсь о калориях и не хожу в спортзал.

GRAZIA: И по-прежнему курите?

К.Д.: Идеальных людей не существует, ведь правда? Вот и у меня есть привычка, с которой я не могу расстаться.

GRAZIA: Тем не менее вы в отличной форме. В чем ваш секрет?

К.Д.: Садоводство и внуки. Я очень близка с семьей — сыном Кристианом, дочерью Кьярой, сестрами, племянниками, внуками. И, конечно, я совершенно не могу без работы. Если человек себя реализовывает, например, в кино или литературе, это придает ему сил, даже если он полностью выкладывается. Не скажу, что постоянные съемки продлевают молодость, но определенно поддерживают меня. И еще, я всегда следую двум советам, которые мне дала моя мама: пить побольше воды и избегать солнечных лучей.

GRAZIA: Многие дизайнеры до сих пор считают вас своей музой. Какое значение вы придаете тому, во что одеты?

К.Д.: Долгое время я работала с Ивом Сен-Лораном (Yves Saint Laurent), но я бы предпочла называть себя его другом. Конечно, как любая актриса, я обожаю наряжаться — потому что привыкла постоянно менять костюмы на съемках. А еще у меня огромная коллекция обуви — когда подбираешь платье, очень важно иметь туфли с правильным каблуком, цветом, формой. Знаете, иногда мне говорят: «Вас невозможно представить в джинсах». А я думаю: «Почему бы и нет?»

GRAZIA: Еще в 1968 году американский журнал назвал вас «самой красивой женщиной в мире». Как после этого складывались отношения с другими девушками?

К.Д.: Без проблем! Я никогда не была златовласой femme fatale, соблазняющей чужих мужчин, поэтому никакой опасности не представляла.

GRAZIA: Кстати, когда и почему вы решили стать блондинкой?

К.Д.: Все говорят, будто покраситься меня уговорил бывший супруг. Но это неправда. Я сама решилась на «эксперимент» — и мне понравилось, я даже почувствовала себя счастливее!

GRAZIA: А какими качествами, по‑вашему, должен обладать мужчина мечты?

К.Д.: Легким характером. Я люблю жить с веселыми людьми.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.