11 декабря выходит заключительная часть трилогии «Хоббит» — «Битва пяти воинств». Корреспондент Grazia Марина Штерн выяснила у Кейт Бланшетт, легко ли ей было проститься с ролью королевы эльфов и в чем секрет счастливого брака.
Кейт Бланшетт
Кейт Бланшетт

GRAZIA: Чем, по‑вашему, интересна «Битва пяти воинств»?
КЕЙТ БЛАНШЕТТ:У нас получилась самая напряженная и эмоциональная картина из всех трех фильмов саги. Я бы даже сказала, настоящий триллер. Первый «Хоббит» начинается в атмосфере наивности и невинности, но постепенно тьма подступает ближе, а в «Битве пяти воинств» сгущается до предела. Это касается не только внешних обстоятельств, но и внутренних искушений героев.

GRAZIA: Что происходит с вашей героиней?
К.Б.:Открывается темная сторона Галадриэль. Ей, как и многим, предстоит пройти жесткую проверку в отношениях с самой собой.

GRAZIA: Сложно расставаться с ролью, которую вы играли в трех частях «Властелина колец» и стольких же «Хоббита»?
К.Б.:Естественно, буду скучать по ней. Для меня это не просто фильмы, а скорее реальность, в которой я существовала более десяти лет. Моими партнерами стали сказочные существа, и благодаря Питеру Джексону я поверила, что связь с ними — важнейшая часть жизни. Такое никогда не повторится, и мне немного грустно.

GRAZIA: Наверное, роль Галадриэль принесла вам больше изестности, чем какая-либо другая?
К.Б.: Да, конечно, но гонорары и успех — всего лишь прекрасный бонус, а не то, ради чего встаешь по утрам. Мне очень повезло — я не нуждаюсь в деньгах, но ведь для тысяч хороших актеров достойная оплата за работу — редкость. Но все же слава и ее «последствия» не главное, хотя многим журналистам и трудно в это поверить.

[PAGE] [/PAGE]
Кейт Бланшетт
Кейт призналась, что ей не просто расставаться с ролью королевы эльфов, которую она играла больше 10 (!) лет

GRAZIA:А что для вас главное?
К.Б.: Быть актрисой, что значит показывать, каково быть человеком. Ведь ни один из нас не такой, каким себя демонстрирует миру. Самое интересное — исследовать пространство между истинным «я» и надеваемыми масками. Если подытожить — я до сих пор снимаюсь, потому что моя профессия помогает мне быть человечнее.

GRAZIA: Что раздражает в коллегах?
К.Б.: Когда они зацикливаются на внешности. Если ты моришь себя голодом до такой степени, что клетки мозга высыхают, то никогда хорошо не сыграешь. Когда думаешь только о том, как выглядишь, разве получится уделить должное внимание партнеру? И еще пугают актеры, которые работают по схеме.

GRAZIA: Джорджо Армани однажды сказал, что вы — воплощение женщины, для которой он старается. Приятно такое слышать?
К.Б.: Конечно, ведь мистер Армани — моя любовь еще с юности! Он создал целую вселенную, исполненную изящества, естественности и благородства… Его вещи прекрасны, и они вне времени.

GRAZIA: Вы следите за модой?
К.Б.: Мне нравится ее бешеный ритм, но я не стремлюсь угнаться за ней. Мой стиль оттачивался годами, и он вполне хорош. И да, я из тех чудачек, которым действительно нравится корсет!

GRAZIA: Какая из ваших героинь напоминает вас?
К.Б.: Мне неинтересно играть похожих на меня персонажей. Если не предпринимать усилия, чтобы сделать нечто совершенно новое, то лучше уж счастливо сидеть дома с детьми.

GRAZIA: Как вы воспитываете троих сыновей?
К.Б.: Мы с мужем учим их: надо не только брать, но и отдавать. Я хочу показать им, что кино — это не просто красивые лица на экране, но в первую очередь тяжелый труд — как актеров, так и всей съемочной группы. Я брала мальчишек на съемки «Хоббита», и они видели, как стараются гримеры, как рабочие строят декорации… Так что, если они захотят когда-нибудь стать актерами, у них не будет иллюзий.

Читайте полное интервью с Кейт Бланшетт в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.